Начало и продолжение см. :

От репы — до ананасов — I. Общие сведения

От репы — до ананасов — II. Огородничество

От репы — до ананасов — III. Плодоводство

 

А. Грелль
А. Грелль

Как сделать сад и огород не только увлечением, но и получать с них доход, еще в позапрошлом веке рассказал великий ученый-натуралист Александр Кондратьевич Грелль. Именно он был учителем великого селекционера, академика ВАСХНИЛ Ивана Владимировича Мичурина. Грелль — автор теории акклиматизации растений.

 

Окончание.

 

Для местностей, где дрова и строительный материал очень дешевы, прибыльны ананасы *)

 

Разводка ананасов и уход за ними

 

Прежде держали ананасы на пару из корья (остающегося у кожевников), ныне употребляют для того один конский навоз, который прикрывают слоем древесных опилок, толщиною в 1 вершков для больших планок, а для деток в 4 вершка. Но где затруднительно достать опилок, там можно заменить их древесным листом, с прибавлением 3-й или 4-й части навоза. Особенно можно это делать в летних парниках, потому что в летнее время лист горит продолжительно и хорошо заменяет собою навоз, который и без того нужен в сельском хозяйстве; да и при том часто случается, что за недостатком навоза делается остановка в перебойке ананасовых парников; а это, кроме задержки ананасов, вредит им.

 

Ананасные детки начинают сажать с начала мая и до половины августа. Детки вырастают обыкновенно вокруг тех ананасных планок, которые с плодом. Детку должно отламывать только самую большую, имеющую не менее 4 вершков; если она еще не имеет этой величины, то лучше дать ей время еще повырасти, потому что чем крупнее детки, тем скорее они укореняются и сильнее растут. Мне случалось видеть, что некоторые садовники, отломивши детку ее сперва несколько дней провяливают, а потом излом со всех сторон срезывают как бы обвастривают. Я нахожу, что и то и другое нехорошо. Детку надлежит сажать в тот же день, а уж не дальше, как на другой; обрезывать ее вовсе не годится, потому что, когда у отнятой детки сорвем 4 самых нижних маленьких листочка, то найдем под каждым из них корешок который уже должен в этом случае срезаться. Поэтому можно отнимать у детки только несколько самых маленьких листочков и обрезывать только конец снизу.

 

*) Я советовал разведение ананасов в имении Его Императорского Высочества Государя Великого Князя Георгия Александровича — селе Брасове, Севского уезда, Орловской губернии, где дрова стоят 1 рубль 50 коп. за кубическую сажень. См. № 44 «Русского Садоводства» за 1890 год «Курсы доходного (промышленного) плодоводства».

 

Детки, смотря по величине их, должно сажать по одиночке в 3-х или 4-х вершковые горшки, а позднюю детку можно сажать и по 4 штуки в один 4-х вершковый горшок, потому что она с этого времени не сильно уже закоренится и следовательно может простоять всю зиму не рассаженная. Детки самой ранней садки, т. е. майской, буде хорошо росли и корень их сильно обвился, можно в половине августа перевалить, т. е. пересадить из 3-х вершковых в 4-х или 5-ти вершковые горшки.

 

Вновь посаженная детка ставится в воздушный парник ближе к рамам. Не должно допускать солнца на детку до тех пор, пока она начнет укореняться, следовательно до этого времени надлежит притенять их или рогожами, или накиданной на стекла травой, или замазывая стекла жидкой известкой. При хорошей погоде надлежит давать им свежего воздуха, поднимая рамы через одну, на подставки. По состоянию погоды можно подымать больше или меньше рам.

 

Из воздушного парника убираются детки на зимнюю стоянку в половине августа или в первых числах сентября; в ноябре месяце подбивается свежий пар; в марте, во время перебойки пара, детки если они хорошо растут, переваливают в горшки побольше; если же они дурно росли или обовшивели, то лучше обить с них землю начисто и посадить в ту же посуду, в которой сидели. Переваливать можно во всех месяцах, начиная с марта и до половины сентября; перевалка делается не по времени, а по мере укоренения.

 

Прошлогодние детки, если хорошо росли, называют уже планками. Если планки сильно растут и корень их сильно обвился около горшка, то можно их три раза переваливать с прибавлением величины горшков, т. е. в марте, июне и в первых числах сентября; но если они росли не сильно, то достаточно двух перевалок в марте и в последних числах июля. Из прошлогодних деток, которые уже называются планками, отбираются самые большие и становятся в особенную теплицу; эти планки должны быть к будущей весне с плодом, почему и требуют соответственного планкам содержания, следовательно и называются уже теперь фруктовыми планками.

 

В последних числах августа или в первых сентября убираются все вообще ананасы на зимние квартиры, на вновь приготовленный свежий пар, однако ж не слишком горячий, а в случае опасности поджечь горячим паром; что случается от нерадения садовников, надлежит опускать горшки в пар на малую глубину, а когда пар остынет, то опустить их глубже. Когда ананасная теплица начнет топится при начале морозов, то в течение зимы до января месяца надо держать тепла от 12 до 15 градусов. Сначала постановки планок поливать те, которые просохнуть, и это продолжать до первых чисел декабря, а с того времени остановить поливку, дабы остановить рост их; опрыскивание планок прекращается с сентября месяца.

 

В первых числах января снимаются фруктовые планки с парника, очищается с них пыль и пар перебивается. Перед перебойкой должно приготовить навозу, дабы был талый, мерзлого отнюдь не класть в парник, поставить планки и пробовать пар ежедневно, как скоро он под планками согреется, то немедля все ее планки полить, которые сухи, и после этого поливать уже безостановочно.

 

Недели две продержав их на тех же градусах тепла, т. е. от 12 до 15, прибавить два градуса и держать уже постоянно на 17 градусах. Через месяц начнут показываться плоды на ананасах. Когда начнутся пригревы солнечные, то не должно вдруг допускать много солнечного тепла, притеняя планки рогожками; в противном случае от слишком сильного солнечного света портится лист планок. Притенение должно продолжать дня три, с 10 часов утра до 2-х; и потом дня три уменьшать время притенения. С февраля или марта месяца, т. е. с того времени, когда установится хорошая и ясная погода и при хороших пригревах солнца, можно начинать прыскать вообще все ананасы.

 

В последних числах марта или в первых апреля должно снять планки с парника, очистить листья их от пыли, пар перебить, отобрать оказавшиеся с плодом планки и поставить их особенно, а оставшиеся без плода планки в мае месяце пересадить, обив с них побольше земли, и дать им посуду поменьше той, в которой сидели они зимою, а еще лучше обить всю старую землю начисто и, пересадив их, поставить на теплый пар. Буде случится в это время ясная погода, то по крайней мере целую неделю притенять их от солнца.

 

Фруктовые ананасы уже более не трогать; они доспеют на том пару. Но иногда случается, что на фруктовые планки или самые фрукты нападает в зимней теплице вошь, в таком случае должно заблаговременно в мае месяце приготовить воздушный парник, перечистить ананасы от вшей и поставить их в тот парник. В летнем парнике уже меньше нападает вошь, а иногда и совсем пропадает.

 

Когда осенью отбираются планки, то те, которые поменьше и которые не желательно, чтобы вышли с плодом, держатся безостановочно на пару и поливаются; в сентябре убираются из воздушных парников на зимние квартиры, а в половине ноября должно перебить под ними пар, но от поливки удержаться в то время по крайней мере недели на две, потому что от скорой поливки после перебоя пару и маленькие планки выходят с плодом. От такой неосторожности можно остаться на будущую осень совершенно без больших фруктовых планок. Потом перебивается парь в последних числах февраля или в первых марта и, по усмотрению, в этом месяце переваливаются планки; если же этого не было сделано в то время, то перевалку произвести в последних числах апреля. Как к этому времени в тепличных парниках будет уже тесно, то хорошо выставлять их в этом месяце в воздушный парник, который должен быть как можно плотнее и без битых худых стекол; на ночь должно накрывать его рогожами или соломенными щитами. При ясной погоде надлежит поднимать рамы на подставки и прыскать через день, или по состоянию погоды, поливку продолжать умеренную. т. е. поливать те только растения, которые окажутся сухими. От не умеренной сырости пропадают коренья и останавливаются в росте планки. В летнее время солнечную теплоту можно допускать, как для плодовых, так и для холостых планок до 32 градусов и уж не выше как до 35 градусов. Топку продолжать в теплицах во весь апрель месяц, а в сырую погоду и до половины мая, глядя попогоде.

 

Высадка холостых *) ананасных планок в грунт

 

Высадка ананасных холостых планок в грунт производится в последних числах апреля или в начале мая. Для этого надлежит приготовить парник с лежачими рамами, которые должны иметь в длину от 3 до 3 ½  аршин, набивать его навозом, давши ему наперед от большого жару уходиться, потом насыпать слой земли толщиною в 5 вершков. В этот парник сажать планки только средней величины, а таких малых не сажать, на которые нет надежды, чтобы к будущему году годились дать плод.

 

*) Холостыми называют планки, не обещающие фруктов.

 

Переваленные той же весной планки надлежит высаживать так, чтобы корня не трогать, а только снизу несколько расшевелить, у не бывших в пересадке весною и сильно закоренившихся подлежит корень расшевелить побольше и несколько поотбить от их стула земли и потом уже сажать. Расстояние между каждою парою, посаженных в грунт планок, должно быть не менее полуаршина а также и ряд от ряда должен отстоять на столько же.

 

По ночам надлежит поддерживать теплоту, ибо если в ночное время остынет сильно воздух в парнике, то делается большая остановка в росте. В таком парнике планки должны сидеть до половины августа и уже отнюдь не далее до первых чисел сентября. От поздней высадки им трудно будет хорошо оправиться корнем. При пересадке из грунта в горшки должно остерегаться, чтобы земля не отваливалась от корней, почему надо обирать ее руками понемногу от корней, чтобы около кочерыги оставалась земля комком несколько меньшего размера, чем отверстие горшка, в который назначено сажать, для того, чтобы когда стул опустится в горшок, то чтобы вокруг была небольшая пустота, которую надо засыпать свежею землею. Хорошо содержанные в грунту планки дают впоследствии лучший плод и делают более широкий разлив ягоды против тех, которые росли постоянно в горшках.

 

Устройство в зимних теплицах подбойных парников, в которые сажаются планки в грунт для получения плодов

 

Такой парник делается каменный, толщиною в один кирпич, шириною от 3 до 3 ½  аршин; в вышину он не должен доходить до рам на 1 ½  аршина, нижняя стена его должна быть вышиною в один аршин, покатость или наклон дается ему небольшой глубиною он делается аршина в 3; внутри парника, отступая от верху на ¾ аршина, кладутся поперек и с тем же наклоном перекладины, толщиною в 4—5 вершков, расстоянием дна от другой на два аршина, на них же кладутся слеги вдоль парника, одна от другой на 1 ½ вершка на них кладут хворост, на хворост мох, а где не случится достать мху, там побольше класть хворосту или веников в листу, дабы не проваливалась в парник земля: но отнюдь не должно настилать соломы, потому что в ней заводятся мыши, которые могут переедать ее и земля начнет осыпаться.

 

На эти веники и мох можно насыпать земли в 5 вершков толщиною. Вход в парник делается из самой теплицы в боку парника от задней стены, так чтобы свободно можно было проносить носилки с навозом, но если удобно сделать вход со двора, то можно делать и так, помещая вход в конце парника, будет еще удобнее. Навоз набивается к одной стороне, вышиною аршина на полтора, шириною на два, а когда понадобится перебивать его, то он с одной стороны переваливается на другую; с прибавлением к нему свежего; если старый навоз сух, то должно полить его водою. Сажать планки в новый парник должно в мае или июне.

 

В сентябре из воздушного грунта можно переносить в этот парник, но осторожно, чтобы не осыпать землю; сажать надо планки одна от другой на 10 вершков во все стороны, дабы им не было тесно, потому что они в грунту вырастают велики. Пар должно подбивать через месяц или смотря по свойствам и качеству навоза, поливку надо производить умеренную, в декабре дать просохнуть, а раннею весной перебивку остановить.

 

Для ранних плодов надлежит в январе, а для поздних в феврале подбить парник, если много накопилось навозу, то убавить его, по мере, надобности и прибавить побольше свежего, когда же согреется пар, то полить всю землю, но умеренно, и после того ежемесячно перебивать.

 

После перебойки через месяц начнут показываться на планках плоды. С мая месяца пар уже должен быть не так велик, а потому и надо делать перебойку реже, или менее прибавлять свежего навоза. В июле, в большой припек солнца, надлежит притенять планки, а опрыскивание производится почти до созревания ананасов, у грунтовых ананасов хорошо растет детка, которую можно отламывать уже в мае месяце.

 

У меня такие детки, говорит Красноглазов, приносили в следующее лето порядочные плоды, а если некоторые из них и оставались холостыми, то уже давали отличные планки на третье лето. Печное тепло держать такое же; как и при горшечной культуре ананасов. В больших заведениях непременно должно иметь три особенных отделения для ананасов, а именно — для детки, для средних и для больших. Но впрочем; у кого одна только теплица, то можно держать и в одной все возрасты; тогда к задней стене должны стоять самые большие, пониже их средние, а спереди детки. После перебойки должно оставить поливку средних планок и детки, это делается из предосторожности, чтобы они не вышли с плодом, а большие должно тотчас по согревании пара полить. Поливать же должно вообще и во всякое время понемногу, потому что горшок, стоящий в пару, хотя немного польется, но земля его, до случаю пару всегда отпотеет. Если же земля от поливки, или от опрыскивания сделается очень сыра, то она уже долго не просыхает, от чего подгнивает корень. В таком случае, особенно если он встретится в зимнее время, подлежит вынуть горшки из пара и поставить их для просушки на печной боров.

 

Постройка ананасных теплиц

 

Ширина теплицы, находящаяся в свету должна быть 5 ¼ аршина, а от задней до передней 7 ¼ аршина, парник 3 ½ аршина, отступ от передних рам до парника 1 ¾ аршина, от задней стены до парника 2 аршина, вышина 4 аршина. Впрочем это расстояние парника от передней стены назначается для фруктовых планок, а для молодых парник должен быть гораздо ближе к стеклу, и чем ближе, тем лучше.

 

Передние рамы должны быть шириною в 1 ½ аршина, впрочем можно обойтись и без рам, срубив глухую стенку, т. е. бревенчатую. По этому размеру верхние рамы будут выходить в 6 аршин или около того, подъем рамы должен быть не менее 2 ½ аршин. Для ананасов нужно класть рамы покруче, чтобы с весны сильнее действовал солнечный пригрев; печи делаются с концов, и боровья, идя между парника и передних рам до средины, обращаются под парник, если в нем нет разрыва, а в противном случае через разрыв, у задней же стены выводится дымовая труба с разделением дымовых  ходов. Если боров идет под парником, то верхнюю стенку его должно делать потолще, дабы лежащий на ней навоз не мог загореться, что, в противном случае, может легко случиться.

 

Воздушные парники делаются с печами; они ставятся концом на полуденную сторону, а по обеим продольным сторонам помещаются рамы. Парники углубляются в землю; по средине оставляется проход, в котором делается печь с боровом, во весь проход длиною. Ширина всего парника должна быть 7 ½ или 6 ½ аршин, собственно парники должны быть шириною в 3 или 2 ½  аршина, проход в 1 ½ аршина; по борову должен быть проход в рост человека, над проходом потолок, а над ним кровля на два ската. В этот парник можно выставлять планки с начала марта; в нем весьма хорошо растут ананасы, даже можно в нем сажать в грунт на лето ананасные планки для выращения.

 

Лучшими сортами ананасов почитаются зеленка разливная и граненка Прозоровская. Кто пожелает для редкости держать и другие сорта, тому мы советуем, чтобы все прочие сорта составляли не более одной тридцатой доли против двух вышеупомянутых.

 

Примечание: Для местностей лесистых, где дрова дешевы и особенно, где валежнику много или где прорубные рубки дают много хворосту, выгонка ананасов — дело весьма выгодное.

 

Выло время, когда около Москвы деревянные теплицы и отопление представляло незначительный расход, тогда было много ананасниц. Но это время прошло, теперь строить нельзя по случаю дороговизны лесного материала и дров, которые дошли до 40 рублей за кубическую сажень. Между тет наш известный фруктовщик Е. В. Егоров, владея лесным имением близ г. Клина, нашел выгодным обзавестись ананасницами и фруктовыми оранжереями только потому, что у него валежнику для отопления очень много. Ананасы и фрукты дают ему до 5,000 рублей чистого дохода, а в иной год и более.

 

У меня ананасниц нет и мои ученики, поэтому не знакомы с этим прибыльным делом. Но если бы кто пожелал отдать молодого садовника-любителя поучиться выгонке ананасов, то я готов содействовать к его помещению у Е. В. Егорова, в Дубровки, за ничтожную плату. Там он увидит на деле, как получаются крупные дорогие ананасы, за которые платят охотно по 3—4 рубля за фунт, и как выращиваются ананасы средней руки, покупаемые кондитерами сотнями пудов по 50 рублей за пуд.

 

В с. Брасове, Севского уезда, Орловской губернии, куб. саж. дров стоить 1 р. 50 коп., а за валежник и хворост ничего не дают, надо еще платить деньги, чтобы их вывезли из лесу. Вот счастливый уголок для выгонки ананасов. По этому я советовал гг. заведующим имением Его Высочества Государя Великого князя Георгия Александровича обратить особенное внимание на культуру ананасов. Тоже советую и вам, владельцам лесов и молодых порослей, где проходные рубки необходимы, чтобы вырастить капитал. Ананасы покроют вам все расходы и по разработке и очистке леса и по постройке теплиц и заплатят за посылку ученика-любителя в Дубровки к Е. В. Егорову.

 

Виноградная лоза в теплице и на открытом воздухе

 

Для посадки винограда лучше выкапывать канаву и насыпать в нее готовую землю, огородивши досками. Земля в канавку должна насыпаться глубиною на один аршин; для этого берутся 2 части иловатой дерновой земли с глинистаго грунта, 2 части листовой и шестая часть по объему показанных 4-х частей крупного речного песку. Землю предварительно смешивают.

 

Сажать виноград должно по два корня под раму. Если посаженные лозы тощи и нельзя надеяться, что скоро укоренятся, чтобы в текущем году могли принести плоды, то лучше срезать их пониже, дабы к будущему году выросли хорошие лозы. Надлежит деятельно смотреть за молодыми лозами и пускать, смотря по силе корня, от одной до 3 лоз. Когда растет лоза, то у каждого листа являются 2 почки: круглая и острая из последней выходят отпрыски, которые непременно должно выламывать, чтобы побег не душил круглую почку, дающую плодовую древесину. Выламывание этих побежков называется «пасынкованием» и составляет существеннейшую операцию при культуре винограда.

 

Все круглые почки отрастут в следующую весну и дадут грозди, если пасынки были во-время выломаны. В июне или июле месяце лозы вырастут довольно велики, т. е. более пяти аршин, то дальше уже не следует обламывать верхних пасынков, им нужно дать волю, потому что виноград растет в этих месяцах сильно и уже в одну лозу не будет помещаться весь заготовляемый корнями сок, почему может случиться что в это время, если отнимать пасынки, прорастут почки, на которых должны бы быть плоды (грозди) в будущем году. Когда же пущено будет вверху несколько пасынков (отростков), то плодовые круглые почки остаются целы до будущего года, т. е. нетронутся в рост, что нам необходимо для урожая.  В последних числах сентября должно лозы остановить в росте, т. е. обрезать все верхушки вершков на 5 это делается для того, чтобы назревала лучше плодовая почка *) и скорей выспевали лозы, в половине октября обрезываются лозы, уже так, как должна быть их длина для плодоношения. Спелость лозы идет иногда очень высоко, но должо пускать ее только до верхней рамы, лозу же, которая не далеко выспела, должно срезывать до спелого места. Спелость лозы познается по коричневому или ореховому цвету ее; вся зеленая часть будет не спелая и должна быть отрезана. На зиму должно все лозы отвязать от рам и нагнуть вдоль рабатки горизонтально к самому низу, от земли не более полуаршина, как малину.

 

*) Культура на открытом воздухе та же, что и в теплице, только тогда лозы растягиваются по черной стене забора, или жилого строения. Мороза виноград не боится, если лозы на зиму завалены толстым слоем земли.

 

Когда виноградные лозы придут на весну с плодом, то снизу можно пускать, смотря по силе корня, одну, две, или три лозы и растить их так же, как выше сказано было о молодых лозах. По снятии плода старые лозы надо обрезывать и так продолжать ежегодно. В течение всей зимы не должно допускать мороза в теплице более 5 градусов, и поэтому, при сильном морозе свыше 5 градусов, надлежит протапливать боров. Виноградную теплицу с ранним плодом надлежит затапливать с декабря, а самую позднюю с февраля. Если же позднее этого начнем протапливать, то виноград поспеет к сентябрю, а к тому времени привозят уже во множестве виноград с Дона и из Астрахани *).

 

Сначала температуру в теплице поднимают на два градуса тепла, в первую затем неделю прибавляют еще 2 градуса, потом более, так чтобы в течение 4-х недель постепенно довести печную теплоту до 15 градусов, а с солнечною вместе до 20 градусов, но отнюдь не свыше 25 градусов.

 

Виноград обрезывается непременно осенью, для того, чтобы при пристановке его не вытекал сок из свежих ранений концов. Потому что у обрезанного весною во время пристановки долго вытекает сок, что значительно ослабляет лозу и грозди могут родиться мельче.

 

Когда ягоды винограда достигнут близко величины русского ореха, а другие ягоды на том же грозди будут гораздо мельче, то черешки кистей должно растягивать в разный стороны, а мелкие ягоды выстригать ножницами. Чем реже сидят на виноградной кисти ягоды, тем они крупнее на ней бывают и тем реже подвергаются они загниению.

 

*) В местностях, где лес и дрова дешевы, ранняя выгонка винограда дает хороший доход; ею пренебрегать нельзя.

 

Разведение винограда

 

Виноград сажается черенком в феврале или марте месяце. Черенки режутся на две почки; одна втыкается в землю, а другая оставляется наружу. По 5 черенков сажают в один 4-х-вершковый горшок и ставят в той же теплице; на другой год во время приставки отсаживают каждый черенок в особый горшок, срезывают всю выросшую лозу, оставляя только две или три почки.

 

Когда почки тронутся в рост, то оставляют одну только лозу, лишние выламывают; потом, в июне месяце, все лозы, переваливаются из 4-х вершковых горшков в 6 или 7 вершковые горшки. К следующему году разовьются из них хорошие лозы, приносящие иногда плод. Хорошо такой горшечный виноград ставить в ананасные теплицы. С января месяца он ставится к нижним рамам, а в мае месяце поспевает уже виноград.

 

Если желательно, чтобы виноград был с плодом уже на будущий год от посаженных черенков, то надлежит резать черенки с одной только почкой, длиною в полтора вершка и класть их лежмя в трехвершковые горшки, в каждый по одному *).

 

Впрочем можно их сажать и стоймя, но тогда черенки, должно резать по две почки, а в горшки размещать их по одиночке и ставить в ананасную теплицу; когда же черенки пойдут в рост, то поместить их на пар в нижнем ряду ананасов. К маю месяцу вырастет каждая лоза не менее трех четвертей аршина, тогда должно перевалить черенки в 5-ти вершковые горшки и оставить на пару. В конце июня месяца надлежит снять их с пару, перевалить в 7 вершковые горшки, поставить к передним рамам и иметь за ними уход, как сказано выше относительно лоз молодых.

 

При таком уходе у меня, говорить Н. А. Красноглазов, лозы вырастали в один сезон длиною в 5 аршин, а на следующий год были с лучшим плодом, так что на одной лозе бывало гроздь по 6. Я мои черенковые лозы никогда не промораживал, а в октябре обрезывал, как должно, свертывал кольцом и выносил в оранжерею, которая натапливается не выше 3 или 5 градусов, где они стоят до января месяца, после чего я вносил их в ананасную теплицу и растягивал по верхним рамам, где через две недели начинали уже показываться кисти на них.

 

В виноградной теплице виноград растягивается по рамам, следовательно середка остается пустая а потому, чтобы не гуляло место, должно на боров положить доску на кирпичах, сделав из нее род полки, и сажать редис и салат или турецкие бобы, а отступя от борова сделать горку с полками и ставить на нее молодые померанцы, лимоны и другие растения; можно также делать посев цветов для лета, в цветники.

 

*) Для имеющих ананасные теплицы способ, предлагаемый Н. А. Красноглазовым, заслуживает внимания, ибо виноградные лозы в один хлыст, не вредят ананасам, дают по 3—4 фунта очень дорогого раннего винограда.

 

У Н. А. Красноглазова бывал всегда очень ранний и очень сладкий виноград, который охотно раскупался москвичами. Вот почему я нашел полезным, дать моим слушателям понятие о том способе, который употреблял наш знаменитый садовод. Я сделал в тексте небольшие поправки и дополнения преимущественно в статье о пасынкованию, т. е. выращивании плодоносных лоз.

 

Лень наших садовников бывает часто причиною того, что плодовый почки виноградной лозы замирают под гнетом растущих пасынков, этого, допускать не надо ни при тепличной, ни при грунтовой культуре лоз. Советую всем садоводам, как южной, так и средней полосы России обзавестись ранними десертными сортами виноградных лоз, посадить их, как сказано выше, к черным заборам или жилым домам и выращивать молодые лозы, строго наблюдая пасынкование, и все садовладельцы несомненно на следующий год будут лакомиться спелым доморощенным виноградом, живя в деревне.

 

Акклиматизация-1

 

(Заключительные лекции, читанные А. К. Грелль на курсах промышленного (доходного) плодоводства для учителей народных школ Тульской губернии (в июне 1890) и для гг. Псковских садоводов и учителей народных школ Псковской губернии (в августе 1890 года).

 

Научные истины, на которых зиждется дело акклиматизации, и все практические выводы, на них основанные, так просты и так удобопонятны, что для уразумения их нет даже надобности в подготовке.

 

Каждый наблюдательный садовод и простолюдин-огородник, не делавший никогда никаких опытов с известными целями, а только видевший разницу во влияние сухого воздуха, или теплого и влажного на развитие растений, скажет вам, что растение выращенное в теплом и влажном воздухе, несравненно чувствительнее к переменам температуры, нежели то, которое росло в среде сухой. Он, понятно, не объяснить вам почему это так и должно быть, но он вам докажет верность своего положения, посеявши капусту или салат в теплом парнике и на открытой гряде, в огороде, и оставивши их непокрытыми до первого утренника: парниковые растения завянут, почернеют, а грядные останутся невредимы. Это верно. Почему это так, почему растение изнеженное в теплом и влажном воздухе парника погибает от легкого утренника, который  не чувствует выращенное на гряде?

 

Да потому, что ткани первого рыхлы и сочны, а соки, пополняющие сосуды, жидки (водянисты). Стакан с чистой речной водою лопнет при —3°, потому что вода замерзнет, а другой — с раствором соли в той же воде останется цел, потому что при —3° раствор соли не замерзнет. Чем суше воздух, окружающий растение, тем сильнее испарение влаги его листьями и другими частями и тем гуще (концентрированнее) циркулирующее в нем растворы растительных соков, т. е. тем ближе подходят они к той соленой воде, которая не мерзнет в стакане.

 

Каждый любитель комнатной культуры растений садовод и не садовод наблюдал много раз, что каждое растение (пальма, драцена, каладиум) перенесенное из влажной теплицы в комнату — непременно страдает некоторое время: кончики старых листиков его подсыхают, затем целые листья желтеют, отмирают, остается половина обыкновенно молодых... Почему?

 

Да потому, что живой организм растения, переходя из влажной среды (влажного воздуха) в сухую, начинает испарять своими зелеными частями вдвое, втрое более, нежели испарял накануне, а масса корней, подвозящих влагу, еще не увеличилась (их было и осталось пока лишь количество, потребное для влажного воздуха теплицы); естественным следствием должно быть отмирание тех частей организма, которые плохо питаются или вовсе лишаются питания. Стремление соков вверх еще поддерживает жизнь верхних листьев и зеленых частей, а нижние, старые отмирают, или пищи не хватает; она израсходована усиленным испарением и остальное потреблено верхними частями. Но пройдет месяц, два, полгода — равновесие между спросом и предложением установится (прибавится сила корней) и тепличное растение, так недавно еще страдавшее в комнате, снова разовьет то же число листьев, снова похорошеет! Почему? Да потому, что масса, подвозящих соки корней увеличится настолько, насколько увеличился спрос на влагу зелеными частями растения. И это верно!

 

Русский пильщик работает в лесу без верхней одежды при 20° мороза и — здоров, только ест вдвое больше, чем дворник в щегольском полушубке. Но тот же пильщик, побывавший в бане, очень часто занемогает, если не поспешил воротиться в теплую избу или, если изба была плохо топлена в субботу. Почему там, в лесу, ему не вредить 20° мороз, а в избе, где нет мороза он простуживается? Да потому, что жаркая русская баня разнежила, разрыхлила ткани его тела и сделала их чувствительнее к понижениям температуры.

 

Климат Германии по отношению к климату наших центральных губерний — парник; климат Франции и Англии — теплица. Вот почему оценка свойств и особенностей (так называемых) нежных, южных сортов и фруктовых деревьев, сделанная западною Европою, для нас не может иметь и не имеет решительно никакого значения. Поверить их оценку значило бы поверить что русская капуста боится легкого утренника, т. е. впасть в грубейшие ошибки. Каждый из нас знает, что «апорт» — вынослив, а «баравинка» — еще выносливее, а между тем обе эти яблони, выписанные из Германии под названием «Кейзер Александер» и «Харламовски», у нас в Москве, мерзнуть. Почему? Да потому, что оба эти сорта — наша выносливая капуста — да только выращенная в парнике. И поэтому-то не в западной Европе следует нам изучать выносливость, свойства, и особенности ценных сортов фруктовых деревьев, а у нас, в сердце России, где лето жарко и зима жестока. Вот почему и нам и западной Европе был нужен акклиматизационный сад у нас; вот почему я основал его в Москве, и вот почему я его веду — вести буду пока силы не изменят старику!

 

Научные истины, повторяю, на которых основал я мое дело акклиматизации, очень просты и понятны каждому. Вот они:

 

1) Выносливость надземных частей дерева, его древесины коры, покровов почек — пропорциовальна плотности (компактности и сухости) их строения. Плотность же строения надземных частей, в свою очередь, зависит от развитости и вместимости сосудов, проводящих питательные соки, и от удельного веса проходящих по ним растворов.

 

Дайте нежному сорту такой подвой, чтобы он не мог расти буйно, чтобы он развивал плотную (не рыхлую) древесину, чтобы он во время оканчивал рост, т. е. чтобы побег его вызревал и он у нас не вымерзнет. Вот почему в видах акклиматизации главную роль должен играть выбор дичков и подвоев, вот почему нежный сорт скорее уцелеет на корне взрослого (10—12 летнего) дерева, нежели на сильном молодом дичке. Сорт уцелеет не потому, что вверху теплее, а потому, что строение его тканей будет прочнее. Поэтому: избирая туго растущие дички, я успел акклиматизировать такие сорта, которые не считались до сих пор выносливыми.

 

2) Концентрированность, удельный вес (густоту) растворов, из которых созидаются надземный части (сосуды и ячейки клетчатки) — находятся в зависимости, до известной степени, от свойств корней подвоя и суммы градусов тепла, под гнетом которой они служили для развития надземных частей дерева. Вот почему дички, — дающие по своей природе сильно мочковатые (не вертикальные — редечные как груша и дички садовых яблонь) корни, как мои пирус бакката генуина — настоящие сибирские ягодные яблочки мои прунифолиа, мои бакката церазиформис, мои кратегус оксиаканта и сангвинеа, мои рябины с ползучим корнем, — так важны и необходимы для целей акклиматизационных. Они сами не мерзнуть, потому что подвозят своим надземным частям не дождевую воду, а растворы минеральных солей, которые не замерзают так легко как чистая вода в стакане. А горячее солнце и сухой воздух нашего континентального климата, сильно испаряя листьями, еще помогает им сгущать растворы.

 

Много лет тому назад у нас в Москве был сильный мороз в мае, весь молодой лист на березах почернел, как обожженный, а мои сибирские ягодные яблони — p. baccata geimina, давшие уже ростки по вершку и более, остались зелены. Почему? Да потому, что ткани их надземных частей так плотны, сухи и крепки, как ткани надземных частей нашей северной брусники. Впрочем эту стойкость, выносливость, сибирской ягодной яблонки наблюдал не я один, а все те, кто ее имел и имеет теперь, ведь она трогается в рост ранее ветлы и не смотря на то ее молодой побег никогда не мерзнет от весенних морозов.

 

3) Выносливость (стойкость) строения надземных частей дерева обратно пропорциональна сумме показаний гигрометра в данной местности, т. е. чем чаще насыщены воздух водяными парами, чем чаще барометр предвещает дождь и бурю, тем рыхлее и прочнее будет строение тканей нашего дерева и наоборот. Доказательство этого положения мы видим на каждом шагу: каждая парниковая овощ, каждое тепличное деревце — кволо и зябко, как западноевропейская яблонка и груша, потому что их ткани рыхлы и нежны, соки водянисты. Кволы же и нежны те и другие потому, что наши парниковые и тепличные растения развивались под стеклами в сыром воздухе, а немецкие яблонки и французские груши под дымкой тонких облаков в мягком тепличном воздухе западной Европы. Перенести эти деревца к нам и посадить их прямо в полный грунт — все то же, что высадить в апреле или начале мая салат и капусту из теплого парника на гряду: она погибнет, как погибнуть высаженные прямо из парники салат и капуста. Но приучить их к нашему сухому, жаркому и морозному климату возможно умеючи и работая.

 

4) Мочковатость корней обратно пропорциональна влажности атмосферного воздуха, окружающего надземные части растения. Посмотрите во Франции и Англии на роскошное цветение напр. штамбовых роз, привитых на толстых лесных дичках роза канина и роза-манетти, их крупные полные, многочисленные цветки тонут в бархатной зелени широкой кроны. Но попробуйте осенью вынуть (выкопать) из земли самые лучшие экземпляры и вы будете удивлены, вы увидите, что корней мало (одна какая-то клюшка) и над нею несколько коротеньких пучечков мочек, развившихся в среде поверхностного удобрения, окружавшего  нижнюю часть штамба. И вот невольно вы задаете себе вопрос: какая сила помогала этим слабым, ничтожным корням развивать и питать роскошный, цветущие кроны?

 

Теплый воздух, постоянно насыщенный водяными парами, в котором испарение зелеными частями растения значительно ослаблено... Перенесите весною эти штамбовые розы к нам, посадите их в сильную дерновую землю и выкопайте осенью, вы увидите, что корней прибавилось вдвое, число мочек утроилось и несмотря на все это цветение было менее роскошно.

 

Развитие корней во влажном воздухе теплицы или стран с тепличным климатом несравненно слабее, нежели на открытом воздухе в нашем континентальном сухом климате. Весна 1889 года была сухая, рост трав, овощей, фруктовых деревьев задерживался недостатком влаги. Между тем спрос на влагу надземными частями растений был большой, ибо в воздухе сухом и жарком испарение обильно. Растения развивали корни, чтобы удовлетворить спросу надземных зеленых частей своих, и удовлетворяли ему, потому что они не засыхали и даже не завядали. Во второй половине июня пошли дожди, уборка сена была чрезвычайно затруднена, а фруктовые деревца начали гнать, сильные, жирные побеги,  потому что во время засухи наготовили такую массу корней и мочек, что могли добывать из почвы не нормальное, а двойное и тройное количество питательных  соков.  Побеги росли до поздней осени и так и не созрели. Вот почему,  несмотря на очень мягкую, теплую зиму 1889/90 годов и розы, и многие нежные сорта пострадали, да и не одни нежные; у меня кончики жирных побегов антоновки позябли и к весне 1890 года оказались на 1 ½ — 2 вершка засохшими. Так и должно было быть.

 

Не то же ли мы видим в западной Европе с ее мягким климатом, там деревца нежатся, нежатся все лето до глубокой осени и чуть завернет к ним зима посуровее ежегодной, как не десятки, а сотки и тысячи фруктовых деревьев вымерзают. Сделайте, чтобы ваши деревца росли нормально, не роскошно, буйно, сделайте чтобы они имели крепкие, но нежирные побеги и им не будет страшна та зима, которая губит во Франции тысячи деревьев нежных сортов!

 

Три года тому назад послал я для сада генерал-губернатора Колпаковского, в Омск, десятка три моих американских корневых прививков наших лучших сортов русских яблонь и при этом писал: «Посадите раннею весною деревца (моя прививка) и, если земля влажна, отнюдь не поливайте их при посадке, ни после, хотя бы стояла засуха». По прошествии трех зим мне пишут что из тридцати моих прививков, пропало пять, а местный садовник присовокупляет, что «эти пять пропали потому, что г. Грелль запретил поливать». А я говорю вам, жители далекого востока: если бы я не запретил поливать моих прививков в Омске, то пропало бы не пять, а непременно все тридцать. При усердной поливке, какой я был вправе ожидать в саду генерал-губернатора, мои прививки дали бы очень роскошные, жирные побеги (они привиты на мочковатые корни пирус бакката генуина), которые, без сомнения, не выдержали бы 30° омского мороза. Пройдет еще года три, деревца подрастут, окрепнут, начнут плодоносить, давая крепкие побеги и, пожалуй, акклиматизируются в Омске. Повторяю: если земля довольно влажна, то, сажая, не поливайте, если суха, полейте землю до посадки, но не поливайте после, хотя бы наступила засуха. Выгоднее потерять; следуя моему совету, пять слабейших, нежели погубить все, послушавшие г. омскаго садовника.

 

Посадка посадке рознь... Если сажать так, как сажают наши неучи, т. е. в некопанную землю, выковырнувши лопаты две земли твердой как камень, то без поливки самое надежное деревцо пропадет, потому что у его корней не хватит сил просверлить крепкие сухие стенки ямы, чтобы достать влаги; но если яма в квадратный аршин полна рыхлой перевернутой, слегка удобренной влажной земли, то поливка положительно не нужна, мало того, она вредна, ибо при поливке дерево будет медленно укореняться. Почему? Потому что при поливке надземным частям прививка будет вполне достаточно тех немногих корней, которые он имел при посадке; он ими и будет обходиться, тогда как без поливки спрос на влагу надземными частями вынудить его задавать новые мелкие мочковатые корни, чтобы поддержать жизнь растущих побежков. Пусть этих побежков будет мало, пусть они будут тощи, лишь бы они были прочны и не гибли от наших морозов, как не гибнуть мои пирус бакката генуина или побеги нашей брусники.

 

Итак, задаваясь акклиматизационными целями, не желайте с первых лет иметь красавцев в вашем питомнике (они убыточны), а довольствуйтесь в первые два, даже три года тощенькими кронами, но таких сортов фруктовых деревьев, пуд плодов которых стоить не 40 — 60 коп., а 4 — 6 рублей, т. е. тех самых, которые я вам рекомендовал и которые и советовал разводить, хотя у меня их было мало. Важно знать, какой нужен подвой и какой нужен сорт для получения доходов от сада, а дичков и черенков достать можно. Но если вы имеете взрослые деревья плохих, дешевых сортов, то тем лучше,— перепрививайте их по немногу теми сортами, которые я вам указал, и в четыре пять лет весь ваш сад преобразится и вам будет платить за урожай не по 500 рублей, а по пяти тысяч; ведь получает же О. П. Алтунджи и др. по 12 — 20 тысяч, имея не более 5 — 6 сортов груш и яблонь в своем саду, почему же вам не получать хоть трети того, что дают наши миллионеры Капустины, Ивановы, Мотохины за сады на юге России? Ведь у нас будут все те же сорта, которые зреют на юге России или в Германии?

 

Акклиматизация-2

 

Актинометрические наблюдения Киевской обсерватории и обсерватории Петровской академии близ Москвы, сделанные под руководством профессора Кони, проливают так много света на дело акклиматизации, что я считаю долгом познакомить с этими наблюдениями наших гг. плодоводов средней полосы России.

 

Из наблюдений этих выяснилось, что число тепловых единиц в Москве значительно больше, нежели в Лионе, а в Киеве больше, нежели в Москве, т. е. что лето московское и киевское несравненно жарче лета Франции. Это замечательное явление, кажущееся с первого взгляда невероятным, объясняется просто тем, что у нас, в нашем сухом, континентальном климате число ясных солнечных дней несравненно больше, нежели во Франции. У нас безоблачное синее небо и 30° тепла на солнце вовсе не редкость, такое тепло бывает у нас иногда в апреле и мае, тогда как во Франции и в те дни, когда нет дождя или тумана, воздух влажен, ибо он насыщен водяными парами с океана и Средиземного моря; он не сквозен (не прозрачен) и солнце, не менее горячее, чем у нас, светит сквозь него, как сквозь матовое стекло, — термометр поэтому показывает градусов меньше, гигрометр — напротив, больше, ибо измеряет насыщенность водяными парами.

 

Чтобы сделать вам, друзья успехов промышленного, доходного плодоводства, понятнее это явление, я вам предлагаю сделать простой, каждому понятный опыт. Попробуйте держать ¼ часа перед топящейся печкою термометр и заметьте на нем число градусов. Вы увидите, что он показывает напр. 30°.

 

Растяните перед той же топящейся печкою кусок кисеи, если у вас нет матового стекла, и держите на том же от нее расстоянии ваш термометр и вы увидите, что он показывает уже не + 30°, а напр. только + 25°. Что же это означает? Лучистая теплота от топящейся печи, встречая матовое стекло или вашу кисею, частию отражается, частию рассевается и поэтому не вся теплота, сообщавшаяся термометру горящим материалом, его достигает. Сделайте еще опыт: попробуйте в мае месяце в ясный день выйдти с непокрытой головой в сад часов в одиннадцать утра и вы не простоите на солнце и ¼ часа, потому, что голова от жару разболится, вам сделается невыносимо жарко. Потом растяните над собою тончайший кисейный зонтик и вы не почувствуете того невыносимого жара, который вас загнал в комнату; во втором случае вы останетесь в саду под кисейным зонтиком ½  часа и более с непокрытой головою. Лучистая теплота солнца не будет вас палить, как палила без зонтика.

 

Горячее солнце в мае калит в нашем климате землю и надземные части растения часов 20, потому что прячется за горизонтом всего на четыре, пять часов. В июне и июле оно еще горячее: скошенный сочный клевер, в аршин и пять четвертей ростом, высыхал у меня этим летом в 2 июньских дня.

 

Попробуйте записывать число ясных дней у вас в средних губерниях России и вы убедитесь, что их вдвое или втрое, как напр. в минувшее лето, было более, чем во Франции, где воздушные течения, проходя над массою вод океана, держат воздух постоянно увлаженным, мягким, приятным... В Лянгрюн сюр мер, В Беарице, в Mapселе гуляют, и я ходил, не страдая от жара, с непокрытою головою, а в Брасове, Москве, Верее, Ефремове, где я руководил курсами доходного плодоводства в минувшее лето, я не мог пробыть на солнце и ¼ часа с непокрытой головою, — так наше солнце было горячо.

 

В доказательство полезности сообщенных на VIII съезде актинометрических наблюдений *) той и другой обсерватории, — наблюдений, имеющих величайший интерес для каждого сельского хозяина и плодовода, желающего извлекать наибольший доход из произведений земли, я мог бы привести массу фактов. Но здесь не место слишком большими подробностями. Дело другое мои курсы, — там, не скучая, меня слушали и по два часа, там я и говорил подробнее.

 

*) Об этих интереснейших научных наблюдениях профессоров Киевской и Петровской обсерватории были сделаны сообщения на VIII съезде естествоиспытателей и врачей в Петербурге в конце декабря 1889 и начале января 1890 года; в этом съезде и я принимал участие.

 

Но из сказанного, друзья успехов плодоводства, вам должна быть понятна теперь та важная роль, которую играет и должна играть средняя температура нашего лета, вообще в нашем сельском хозяйстве, т. е. в нашем земледелии, плодоводстве, огородничестве, виноградарстве, лесоводстве, словом всюду, где могучее солнце востока работаете, творит, созидает...

 

Земля дает растению сравнительно немного: влагу и минеральные растворы, а солнце все! Чем оно горячее, тем деятельность его сильнее, тем в данный промежуток времени оно созидает больше. Все живые организмы развиваются быстрее и совершеннее: листва их зеленее, цветы их ярче и душистее, плоды крупнее, сочнее и наряднее. Да, это верно и спорить против этого могут только невежды, коими богата наша земля русская! Опросите профессора Петровской Академии Тимирязева, работающего много лет над процессом разложения листьями угольной кислоты, над образованием в них крахмала, жиров и эфирных масел, и он, этот мыслящий, просвещенный ученый, вам скажет то же, что и я вам говорю.

 

Но, чтобы сделать вам, друзья плодоводства *), понятнее этот закон, эту научную истину — почему так именно и должно быть, я вам поясню ее примером. Посмотрите на косца в страдную пору, он работает под жгучими лучами нашего восточного солнца, пот льет с него градом и вот, чтобы не умереть от недостатка влаги, он пьет, пьет из кувшина, который стоить у него в зеленой траве, чтобы вода не закипела! Ваша грушка, ваша яблонка, ваша капуста и пшеница прикреплены к земле, им нет возможности укрыться, а солнце палит, термометр показывает 30—35, наконец 40°, ужасно! Что делать бедному растению, как восполнить градом льющий с него пот, откуда взять влаги, ведь ему не принесет семьи кувшина с водою? И вот оно работает усиленно, прибавляет корней, мелких почек, этих насосов его, накачивающих ему влагу из глубины матушки земли и, — если ваша груша или пшеница сидят в хорошо разрыхленной земле, способной долго сохранить влагу, если у ваших растений медведка не подточила корней, словом, если они здоровы, — то ваши растения справляются, не сохнут и даже не вянуть, напротив, зеленеют, хорошеют и дают вам прелестные фрукты, кочна, зерна.

 

*) Я часть повторяю «друзья плодоводства», потому что у нас в недавнее время появились тормозители, враги его, старающие запугивать мыслящих тружеников такими фразами, «что не замерзло нынче, замерзнет завтра». Врут, не верьте!

 

Посмотрите на наши самарские пшеницы, часто недозревающие во Франции, как они хороши, как их высоко ценят знатоки англичане, посмотрите на мою капусту в это лето, когда была засуха, да у меня сафой весит 10—12 фунтов, посмотрите на Фондант де буа, привезенную нам из Киева, мы такой никогда не видывали из Крыма, она лежала вдвое долее и таяла во рту. А когда сезон ее прошел, то покупатели сожалели, что у Е. В. Егорова нет киевской красавицы. У меня видели груши и яблоки киевского знатока. Э. В. Кристера, ими любовались все любители: «Клержо» видело все Пушкино у Н. Н. Струкова, которому я подарил эту грушу; она весила около ¾  фунта. Известные знатоки южных плодов Е. В. Егоров и Д. Г. Капустин, видевшие киевские фрукты Кристера, говорили мне, скажут и вам, что таких красавцев они никогда не видали, и между выписанными французскими! Вот вам и Крым, вот вам и страна роскошнейших плодов Франция. Ее перещеголял наш Киев! Да тут ничего нет и удивительного, друзья плодоводства, так и должно быть, ведь наше солнце дает нам в лето до 1000 единиц тепла больше, чем оно дает Франции, где тончайшая дымка облаков мешает ему светить и живить. Не во Франции — лучшие фрукты, а у нас в Киеве, Полтаве, Харькове, Екатеринославе. Не во Франции лучший сахаристый виноград, а у нас в Крыму, на Дону и в Бессарабии. Не во Франции лучшие абрикосы и персики, а у нас на Дальнем востоке, где они крупнее, сочнее, наряднее и ароматнее, чем французские, несмотря на то, что зимою выдерживают 30° морозы.  Не акклиматизировать нужно нам фруктовые деревья, а поправить  только их ослабленные организмы, ибо не Франция их родила, а наш восток, где солнце горячо, где розы так пахнут, что дух захватываете и где груши весят больше фунта, как Гуляби на Кавказе!

 

Москва восточнее Франции, но Владимир, Тамбов и Уральск — ведь еще восточнее; в Москве морозы жестоки, но во Владимире, Тамбове и Уральске они еще жесточе. А знаете ли какие я получал фрукты от светлейшего князя Николая Ильича Грузинского из-под Владимира; у него в Михайловском были апорты весом в один фунт и 12 золотников, у него был бумажный ренет в ¾  фунта, от него я имел белый осенний Кальвиль, про который мне сказали наши фруктовщики, что такими яблоками дай Бог торговать, мы бы от них разбогатели. Я имел от князя Николая Николаевича Чолокаева антоновку более фунта в паре, апорт в фунт весом, от Обратнова из Уральска Немецкий скрут, который был малиновее малины и ароматнее Кальвиля. А ведь ни Владимир, ни Тамбов, ни Уральск не воспитывают дорогих сортов на кордонах, как немцы, хоть бы в Померании. У нас апортов, антоновок, Скрутов, Клержо и Фондант де буа родится и зреет на дереве сотни три, а то, пожалуй, и четыре... Но знаете ли, ведь довольно, а то я никогда не кончу...

 

Не верьте тормозителям успехов плодоводства, советующим выращивать лет двадцать новые сорта из семечка, не верьте и тем, которые говорят вам, «что не замерзло сегодня, то замерзнет завтра». Идите той дорогою, которую я вам указал, возвращайте востоку его ценные фруктовые деревья, которыми мастерски воспользовались Германия и Франция, богатейте от прелестных дорогих фруктов, которые они вам принесут, и будьте уверены, что ваши русские фрукты не будут хуже, напротив, они будут крупнее, сочнее, ароматнее и наряднее французских, потому что наше солнышко горячее. О, если бы да у нас была хоть половина знаний французов, мы бы не строили чигирей и не проводили бы канавок, а копали бы землю на перевал, прибавляя в нее все, что нужно нашим деревцам и наши яблонки, наши груши росли бы и плодоносили также роскошно, как растет и плодоносит хоть напр. владимирская вишня во Владимире и виноград в Крыму. Я основал акклиматизационный сад для России, западной Европы и Америки, в Москве, потому что Москва восточнее Лиона, но я не прочь устроить еще один в Уральске или Оренбурге, там фруктовые деревца наших ценных сортов будут еще ближе к своей родине, где солнце горячо, где число единиц тепла чуть не вдвое больше, чем во Франции.

 

Спасибо вам, гг. профессора Киевской и Петровской обсерваторий, спасибо вам г. Кони, спасибо и вам г. Тимирязев, вы помогаете вашими актинометрическими наблюдениями нашему святому делу — обогащению России, у которой и земли и солнца много, только знаний нет! Но вот не без милости, с вашей помощью научимся и мы!...

 

Акклиматизация-3

 

Итак акклиматизация возможна необходима для поднятия доходности садов наших, она должна практиковаться в самых широких размерах всеми просвещенными плодоводами, желающими доходов от своих садов. Из сказанного в моей предыдущей статье видно, что важнейшую роль в акклиматизации играет число тепловых единиц в нашем континентальном климате. Из этого наблюдения вытекает 5-е научное положение.

 

5-е. Чем больше в данном климате ясных, безоблачных летних дней, тем больше в нем средняя температура лета и тем больше данный климат способен производить, в кратчайший промежуток времени, вполне зрелых зерен хлебов и трав, огородных овощей и фруктов на наших плодовых деревьях. Ячмень в Архангельской губернии вызревает, Самарские и Саратовские пшеницы славятся во всем мире, но ни Англия, ни Франция их не производит, ибо солнца (тепловых единиц) летом не хватает. Ростовский горошек шел и идет заграницу по высокой цене, и нам разведете его выгодно; все огородные овощи достигают у нас полного развития с ничтожными затратами; яблоки и груши наши положительно крупнее, сочнее, ароматнее и наряднее немецких и французских.

 

Да так и должно быть, ибо если для созревания ячменя нужно напр. 5674 единиц тепла, aliis paris, то дайте ему их и он созреет;  если пшенице от весеннего всхода до зрелости зерна надо напр. 9020 единиц тепла, то она у нас созреет, если вы их ей дадите под какою угодно широтою и долготою места; а если нет, то она останется сырою. Нужное число тепловых единиц у нас есть для ячменя в Архангельске и Иркутске, для пшениц в Самаре и Казани, для ржи и овса в Москве, для Боровинки, Антоновки и Бессемянки на Валааме; для Фондант де буа, берре Клержо, Жозефин де Малин и др.— в Киеве. Тогда как во Франции часто не хватает тепла даже для русских пшениц, вызревающих в Ельце.

 

Мне пишут и спрашивают, почему зерно ваших русских пшениц так зрело и бело, а наше французское зеленовато. Я им отвечаю — потому что у вас лето холоднее, спросите астрономов, они вам скажут... Вот почему я не могу не осуждать пепеньеристов, посылающих Боровинки, белые наливы, грушевки и т. п. сорта на юг; северные сорта там хороши быть не могут, потому что им там слишком жарко, они поспевают там в июне, как поспели у нас в лето 1890 года, когда число тепловых  единиц было в полтора раза больше нормы.

 

Все нежные фрукты: яблоки, груши, сливы, абрикосы, персики и пр. и пр. могли бы у нас вызревать и вызревали бы у нас, если бы мы, как Американцы, добивались выносливости древесины. Вся беда в наших морозах...

 

Сделайте древесину южного сорта крепкою и у вас будут плоды французских сортов лучше французских, т. е. будет то что мы видим на востоке, где абрикос крупный, сочный, нарядный зреет древесина его противостоит 40°-му морозу. Со временем вы получите косточки этих абрикосов, и будете иметь зимующие деревья!

 

В моем деле, господа тормозители, вам не помогут никакие подтасовки, никакое лганье, потому что мое дело светло и ясно, как наш майский летний день, не понимать его, не верить возможности акклиматизации южных сортов могут только те неучи и невежды, которым незнакома наука. Плодов французских груш ни я, ни А. Т. Невежин не обещали на Воробьевых горах; мы не ждали даже таких яблок, как Винтер Гольд Пармене и Ротер Винтер пармене, а между тем и у меня, и у Невежина были осенью 1890 года и те и др. яблоки; их видели Р. И. Шредер, Н. П. Архипов, Е. В. Егоров, Г. Д. Капустин; видели отведали как и мой Фирзих роттер зоммерапфель, деревцо, которого уже посажено в Дубровках у Егорова.

 

Нет сомнения, что купившие акклиматизированные мои сорта, могут наделать себе убытков, если будут их растить как баравинку и тонковетку, если будут поливать в засуху, как сделал молодой Масленников; у него, конечно, все жирные побеги недозреют и непременно обмерзнуть при 26° морозе, который едва ли вынесет и наша бессемянка; у нее все молодые побеги пропадут несомненно. Пропадут, пожалуй, и прошлогодние, если были сочны и не были прикрыты землей.

 

Вот после таких-то зим и поучительно побывать у А. К. или А. И. и посмотреть что осталось и что пропало на веки. Я вам скажу вперед, что большая часть побегов груш и некоторых сортов яблок у меня замерзнет; но не замерзнуть положительно мои невымерзающие американцы, т. е. мои корневые прививки, ибо прошлогодний черенок —  находясь в земле до конечной почки, из которой, он давал рост в этом году, замерзнуть не может, его защитить слой покрывающей его земли и этот черенок с наступлением теплых майских дней снова дает рост из второй почки, которая была под землею; а мы ей поможем отрасти, разрыхлив глину вокруг замерзшего сухого кончика, оставшегося сверх земли.

 

Стало быть, мой сорт не замерз, если он отбивает, стало быть он сделан невымерзающим при помощи практического американского способа корневой прививки, которой я учил, учу и буду учить постоянно пока выучу всех, интересующихся успехами доходного плодоводства. Я не решаюсь назвать фамилии тех гг. землевладельцев—садоводов, которые уже устроили Греллевские отделения в своих садах для моих невымерзающих американцев. Но это, гг. тормозители, только начало; Греллевские отделения будут в сотнях русских садов и из Греллевских отделений будут браться черенки для перепрививки дряни, которую вы, тормозители, их награждали и продолжаете награждать, стараясь запугать фразами: «что не замерзло сегодня, замерзнет завтра». Врут, не верьте. Приезжайте весною ко мне и к Невежину, ведь мы долго не обрезываем суши (замерзших кончиков), чтобы каждый посетитель мог видеть своими глазами какой сорт мерзнет и какой сорт оказывается стойким, крепким, как мои байкальские пирус бакката Генуина или как наша северная брусника.

 

В заключение предлагаю вопрос всем нашим гг. землевладельцам, имеющим в своих цветниках персидскую сирень и центифолные розы. Позвольте узнать, гг. тормозители: где отечество персидской сирени и центифольной розы? Мне помнится, что в старинных книжках нас уверяли, что их родина Персия — наша соседка и что будто в Персии эти розы так сильно пахнуть, что народы востока гонять из них розовое масло, которым любят душиться и до сих пор. Между тем Персидская сирене Syringa persica выдерживает у вас и у меня на Воробьевых горах 30° мороза, а центифольная роза, - та самая, что любят Персиане, зимует пригнутая к земле. Может быть, вы и теперь скажите «Что не замерзло сегодня, то замерзнет завтра». Извините, вам никто не поверит, ибо мои кусты Персидской сирени сидят в саду уже пятьдесят лет и не разу не обмерзали; мои розы сидят на косогоре лет пять и цветут ежегодно. Точно также на Дальнем востоке при 30 0 мороза зимуют, а весною цветут и плодоносят абрикосы и персики, точно также прозимовал благополучно зеленый французский рен-клод у Ф. Э. Ромера, тогда как вся слива очаковская и чернослив французский померзли у подмосковных крестьян в зиму 1888—89 г.; точно также Винтер гольд пармене и Ротер винтер пармене зимуют и у меня и у соседа Невежина, будут зимовать и у вас и «не замерзнуть ни сегодня, ни завтра», на зло тормозителям!..

 

Насаждайте сады, рощи и леса, обсаживайте деревьями поля ваши, делите их на части живыми изгородями из кустарников и вы дождетесь двойных урожаев!..

 

21-го июля пишет мне Дмитрий Львович Куликовский из Курской губернии: «3-х летние ваши ясени дали у меня в этом году до 2-х аршин приросту; однолетки, пересаженные весною — до аршина». Такой прирост, aliis paris, едва ли кому случалось видеть 21 июля у сильно растущих тополей, с приростом которых я всегда сравнивал прирост американских видов ясеней. Черный напр. ясень— Фраксинус самбуцифолия дал у меня на удобренной почве от семечка к 21 июля однолеток в 1 арш. бвершк. т. е. такой же длины, как некоторые однолетки белой акации — Робиниа псеудоакация.

 

Какого же развития достиг бы рекомендуемый мною черный ясень там, где белая акация дает к 21 июля однолетки до 2-х аршин ростом? О росте белого и красного ясеня на почвах удобренных ничего сказать не могу, потому что сею их семена поздно, и при том на тощей почве, чтобы и крупные однолетки этих видов не были слишком тяжелы, т. е. чтобы пересылка их была возможна почтою. Из письма же Д. Л. видно, что и белый ясень на Курском черноземе растет не слабее тополей и может считаться одною из полезнейших лесных пород, что впрочем сознают теперь все известные русские лесоводы.

 

Двух аршинный прирост моих 3-х леток к 21 июля я приписываю прошлогодней засухе, вызвавшей у ясеней массу мелких корней, увеличение числа которых, как я не раз уже говорил, обратно пропорционально количеству влаги, содержащейся в почве и атмосферном воздухе. Все виды ясеней отличаются мочковатыми корнями, все выносят жестокие суховеи  и засухи нашего юга, уничтожающие всю растительность полей и лугов. В такие тяжелые годы надземные части ясеней растут слабо или вовсе не растут, но остаются живыми, потому что мочковатые корни их не погибают, а множатся, чтобы добыть пищу.

 

В нашем континентальном, сухом климате необходимы для успешного лесоразведения такие лесные породы, которые терпеливо выносили бы засухи, росли сильно, так сильно как наша белая акация — Робиниа псеудоакация (тоже американка, вывезенная Робеном в честь которого и получала родовое наименование Робиниа). На нашем юге, юго востоке масса степей и солончаков, несравненно менее болот и мест влажных, ибо все бывшие когда-то повысохли от лесоистребления. Болота и низины обсохли, а за ними обмелели озера и реки.

 

С 1861 года тружусь я над акклиматизациею полезных русских и иноземных пород деревьев и могу сказать смело, что сделал уже очень много для дорогого нашего отечества. Я первый в 1859 году сеял семена Пирус бакката генуина с берегов озера Байкала, я первый ввел рибес дикуша, рибес диаканта, рибес нигрум крупную как владимирская вишня. Я, вместе с покойным Майером *), рекомендовал насаждение (а не истребление) лесов, лиственницы, ели, вяза, клена, даже нашего ясеня (Фраксинус эксцельсиор). Но гласы наши были гласами вопиющих в пустыне, ибо русское дворянство, лишенное освобождением крестьян дешевого крепостного труда, не могло им внимать, бросало свои сады и усадьбы, продавало за бесценок свои вековые леса, чтобы не умереть с голоду. Разнузданное же крестьянство рубило фруктовыя деревья в садах на топливо, истребляло свои лесные участки продавая их целовальникам и мироедам.

 

*) Бывшим управляющим в с. Моховом И. Н. Шатилова, ныне И. И. — сына его.

 

Лишь через сорок лет наше правительство издало закон лесной, воспрещающий истребление лесов, охраняющий их и допускающий сведете лишь одной двадцатой части. Этот благодетельный закон хорош, сто раз хорош, но не полон: надо было сказать в законе так: «насадите, г. владелец, хоть однолетками лиственницы, ели, американскаго ясеня одну десятину, насадите две, три, десять. Пригласите лесную комиссию осмотреть ваше насаждение и она дает вам разрешение вырубить в вашем дедовском лесу тоже количество десятин, которое вы насадили для вас и детей ваших».

 

Итак, друзья плодоводства, я считаю моим святым долгом повторить вам то, что я говорил и писал сорок лет тому назад: не истребляйте лесов, напротив, насаждайте их и, ваши дети будут очень богаты, как богат Иван Иосифович Шатилов, отец которого, по совету Майера, насадил леса сибирской лиственницы, ваймутовой сосны, ели, березы, дуба, клена. Разумный сын его продолжает дело отца, прибавив к своим лесным породам еще рекомендуемые мною виды американских ясеней. И. И. Шатилов купил у меня этою зимою по очень дорогой цене семена настоящей сибирской лиственницы *) и белого ясеня не для выращивания однолеток на продажу, а для насаждения новых лесов, и он прав, сто раз прав; его дети и внуки будут богаты, его поля будут давать двойные урожаи, как и теперь дают!..

 

Графы Уваровы садят леса, Строгановы, Кочубеи, Фальц-Фейны, Левицкие, Сумароковы Эльстон, Бароны Мас, Леоновы и пр. и пр. и все покупают у меня и однолетки сильно растущих американских ясеней и семена их; они платят за них иногда очень дорогую цену, но все таки покупают, потому что поняли великое значение всяких насаждений. Ведь вы знаете, что при посевах клевера, покровное растение не надо косить низко, лучше жать, чтобы осталась высокая солома. Почему? Да потому что каждая соломина удерживает на вашем поле снег, т. е. ту шубу, под которой ваш молодой клевер не вымерзнет и то количество влаги, при помощи которой клевер ваш дает вам двойной укос. Почему же вы не делите поля живыми изгородями, хоть из желтой акации, из ели или напр. из аморфа фрутикоза, красивого медоносного растения, которое я вам предлагаю по 2 и 3 р. за тысячу?

 

*) В лесу И. И. Шатилова есть и европейская лиственница, которая мерзнет; поэтому он не сеет свои семена.

 

Каждое деревцо, каждый кустик, каждая былинка — ваши благодетели, ваши работники, охраняющие вас от голода, от таких неурожаев, какие вы имели несчастие испытать в минувшем году и какие вам предстоять вновь, если вы не послушаетесь старика и не приметесь за насаждения. Гг. лесоводы и плодоводы! Стыдитесь! Ведь вы не дети, неужели вам нужна нянька, чтобы вы не шалили. Неужели Правительство должно непременно, как няня, приказать вам садить прежде, а потом рубить. Поймите, наконец, что садить нужно, нужно непременно, так точно нужно, как есть и пить, чтобы существовать!..

 

До освобождения крестьян у нас на Руси садов было много, были сады и небольшие и на десятинах, но о доходах с этих садов никто никогда и не помышлял. Все дорогие фрукты, начиная с ананасов, персиков и слив, дынь, французских дюшеес и оканчивая всеми сортами лучших летних, осенних и зимних яблок, все было дома. Ананасные и огуречные теплицы, фруктовые и виноградные оранжереи, грунтовые сараи с французскими грушами и драгоценными черными черешнями (Бигаро Нуар), парники с дынями и арбузами, ягодники с малиною, крыжовником, смородиной, сады с яблонями. Словом все, все что только могли придумать изящные вкусы гастрономов, все было дома, все служило для столов и десертов русских бояр еще в царствование Государя Николая Павловича, приказывавшего делать полковым командиром боярина, имение которого порасстроилось во время его военной службы Царю и отечеству.

 

Но эта пора барства миновала, настал роковой 1861-й год, тот год, когда я, состоя Директором Ученого Отделения Российского Общ. любителей садоводства, принял на себя редакцию «Журнала Садоводства». Год роковой, говорю я, потому, что все, заведенное русским дворянством, нашими помещиками для сибаритства и роскоши рухнуло разом. Дворни в 30 — 40 человек были распущены; садовники, учившиеся у Н. А. Красноглазова, ослепли или пошли, как говорится, по рукам, ибо около господ своих делать было нечего. Голодные господа сами покинули свои усадьбы, пошли из деревень, искать отхожих промыслов!... Но и в это тяжелое время мой «Журнал Садоводства» имел более 600 подписчиков, спросите Кащенко, издавшего драгоценные три книги «12 яблок моего сада», «12 груш моего сада» и «12 слив моего сада» с 12-ю хромолитографиями в каждой *). В моем «Журнале Садоводства» печатались «Материалы для Русской помологии» и начало материалов, т. е. описание распознавания сортов и описания старинных русских сортов принадлежать Андрею Тимофеевичу Болотову, насадившему по повелению Государыни Екатерины II-й своими дворяниновскими **) сортами яблок, сады для графов Бобринских.

 

*) Каждому плодоводу можно посоветовать купить эти книги. Адрес: Новомосковск, Екатер. губер. Василию Васильев. Кащенко в С. Приют В. В. высылаются книги наложенным платежом.

**) Дворяниново — имение А. Т. Болотова.

 

Спросите елецких Бехтеевых, как трудился их дед для моего журнала. Спросите ваших отцов и дедов каковы были в моем журнале «Протоколы обыкновенных ежемесячных собраний. Общ. Любит. Садов», собраний, в которых бывали 50—70 слушателей, так что зал едва мог вместить всех.

 

В это, говорю, тяжелое время я писал, насаждайте антоновку, баравинку, апорт, анис и т. п. русские сорта и сады ваши будут приносить вам хорошие доходы. Мои предсказания сбылись, ни один садовладелец, последовавший моему совету не раскаялся в том, что у него ¾ громадного сада засажена антоновкой или анисом, или баравинкою, ибо все сорта урожайны и дают съемщикам от 2-х до 5 рублей с дерева. Я говорю съемщикам потому, что наши садовладельцы не дают себе труда продавать урожаи по цене за пуд. Вот почему я говорю теперь смело, что начало промышленных доходных садов положил я, один я!

 

Теперь можно насчитать тысячи промышленных садов, где антоновка, баравинка, анис, черное дерево составляют главные доходный статьи, принося не менее Гетмановки, нашего знаменитого фунтового апорта, которого немцы переименовали в Кейзер Александр и который они особенно рекомендуют для кордонной культуры.

 

Садов с плодородными, т.е. доходными русскими сортами много, даже очень много, но они не дают доходов потому только, что они не на месте. Их слишком много на юге, где не должно быть места ни антоновке, ни баравинке, ни анису по той простой причине, что более ценные сорта — ренеты и кальвили, пижоны и рамбуры там легко могут выспевать лучше нежели во Франции, Англии и Германии, наши плоды красивее и ароматнее, ибо солнышко горячее.

 

Если хотите доходов от земель ваших, доходов крупных, доходов двойных, то слушайтесь старика, как его слушались отцы и деды ваши, насаждайте полевые сады, которыми покрыта вся Франция, насаждайте их деревьями не в шахматном порядке, а в квадрат, чтобы свободно проходили валы между рядов, сейте и садите всякие хлеба и всякую огородину между прививками, будущими деревьями, снимайте с полей ваших капусту и пшеницу, арбузы и просо, лен и свекловицу, а по уборке принимайтесь за продажу ваших ренетов пудами, а не огулом, ваших груш на счет или тоже пудами.

 

Сорта, которые вам годны или вернее, необходимы для извлечения больших доходов я вам перечислю в мой книге «Доходное Плодоводство». Не верьте, пожалуйста ни Фингеру ни Дитеру, ни даже такому немцу, которого фамилию скоро не выговоришь, не верьте потому, что «Доходное Плодоводство есть наука», а немецкому рабочему наука не знакома. Если случай вас сведет с которым нибудь из моих учеников, т. е. молодым человеком, окончившим курс в моей частной (не правительственной и не министерской) академии, тот вам скажет почему надо непременно делать так как я учил и отнюдь никому, никогда не верить на слово. Фигнер и Дингер, точно также как Грошов и Фотопуло не могут вам сказать почему они делают так, ибо не знают чему природа и разум (sana ratio) учит (docet), а мой ученик вам это скажет, ибо он знает!..

 

Но не одни сады вам нужны гг. голодные землевладельцы! Вам нужны леса, и поэтому не рубите в дедовском лесу ни одного дерева, пока не посадили сами двух. Постарайтесь не сводить дедовского леса, а напротив засадить не менее 1/20 всех ваших полей лесами и рощами. Поля разделите живыми изгородями, помня, что каждая былинка ваш помощник, удерживающий снег на вашем поле, вашем лугу, вашем огороде!

(Окончание).

Подготовил Константин Пронякин.

.