Прокурор края Владимир Малиновский на минувшей неделе нанёс ответный удар заместителю прокурора Железнодорожного района Хабаровска Татьяне Ламаш.

В сентябре прошлого года она обратилась в администрацию президента России с заявлением (см. Зампрокурора Татьяна Ламаш выносит сор), где приводила доводы о коррупции в местной прокуратуре. Вскоре в Хабаровск прибыла московская проверка. Одним из итогов проверки стал вышедший в декабре приказ Генпрокурора РФ Устинова "О привлечении к дисциплинарной ответственности". Правда, в местной прокурорской среде о нём знают лишь понаслышке. Ибо приказ был направлен для ознакомления только прокурорам субъектов РФ.

К ответственности привлекались четверо: прокурор края Малиновский, его первый зам. Хохлов, замгенпрокурора по ДФО Чайка  и начальник отдела Генпрокуратуры в ДФО Костюкович. Наконец, в ноябре зам. прокурора Ламаш второй раз "вынесла сор из избы" - обратилась ещё и в СМИ.  

И вот сейчас, спустя полгода, выяснилось, что всё это время руководство прокуратуры края, судя по всему, искало возможность взять реванш за тот оглушительный, на всю страну, прошлогодний скандал - о прокурорской коррупции.  А кто ищет, тот всегда найдет... Наскрести смогли против Татьяны Ламаш только "дохлую лошадь".  Но именно её, отряхнув от нафталина и пыли, положили в основу уголовного дела, которое на минувшей неделе возбудили в отношении прокурора Ламаш.

 

Ответный удар по Ламаш

 

В Железнодорожном райсуде Хабаровска 23 мая рассмотрено представление прокурора края Владимира Малиновского "о даче согласия суда на возбуждении уголовного дела в отношении зампрокурора Железнодорожного района Татьяны Ламаш". Поясним.  По закону, прокурор не может сам возбудить уголовное дело против прокурора - это можно сделать только "через суд".

Представление прокурора края в отношении Ламаш поддерживали в суде следователь крайпрокуратуры по особо важным делам Глаголева и зампрокурора Железнодорожного района Плотников. Он сейчас занимает должность, которую до прошлогоднего скандала занимала Ламаш. Напомним, вскоре после скандала (т.е. доведения до администрации президента и общественности фактов о местной коррупции) её вдруг отстранили от надзора за расследованием уголовных дел следователями прокуратуры. Вместо этого Ламаш поручили рутинный надзор за регистрацией учета преступлений, чем обычно занимается милиция. Но это демонстративное отстранение, похоже, было лишь прелюдией к предстоящей расплате.  

Суд рассматривал представление Малиновского четыре часа и за закрытыми для журналистов дверями. Поэтому доподлинно нам известен только его итог: судья Забелина дала согласие прокурору Малиновскому. Это решение будет обжаловано в крайсуде, но, тем не менее, оно уже вступило в законную силу. Стало быть, сейчас зампрокурора Татьяна Ламаш - подозреваемая по уголовной статье.

В.В. Малиновский  (нажмите, чтобы увеличить)
В.В. Малиновский

    

Сор в прокурорской избе

 

Можно ли сомневаться, что такой нокаутирующий удар Татьяна Ламаш получила за то, что  написала жалобу в администрацию президента России? Т.е. вынесла  прокурорский "сор" на самое высокое крыльцо. Однако "сор" тоже был отнюдь не мелкий и самый "свежий". В жалобе, которая в сентябре 2005 г. была отправлена в высокую инстанцию, Ламаш приводила веские доводы о коррупции в прокуратуре, а главное - сообщила о фактах  противодействия со стороны ее руководителей в расследовании уголовного дела о коррупции в милиции.

Громкое дело, из-за которого Татьяна Ламаш пожаловалась президенту, было возбуждено 16.05.05 прокурором Железнодорожного района - о вымогательстве взятки в 70 тыс. долларов у одной из хабаровских фирм, занимающейся экспортом леса. Как сообщали местные СМИ, взятка  являлась "вознаграждением" сотрудникам правоохранительных органов за освобождение из-под стражи одного из учредителей фирмы. Он был арестован природоохранной прокуратурой Хабаровска по фактам контрабанды в КНР крупных партий леса. А взятка якобы требовалась за уменьшение вины учредителя в суде, а также за дальнейшее покровительство, "крышевание" его фирме в лесоэкспортной  деятельности.

В тот же день сотрудники ФСБ задержали двух офицеров милиции, занимающих руководящие должности, при передаче им 40 тыс. долларов - второй части взятки. Первая часть взятки была получена от фирмы раньше. По некоторым сведениям из ФСБ, которые также проверяла комиссия из Москвы, эти деньги были отданы помощнику прокурора природоохранной прокуратуры - якобы для передачи их руководству прокуратуры края!

На следующий же день, 17.05.05, в пожарном порядке, дело о взятке затребовал первый зампрокурора края Хохлов. А тогдашнего прокурора Железнодорожного района Бобко срочно вызвал к себе прокурор края Малиновский. Очевидцы вспоминают: вернувшись, Бобко имел бледный вид и вроде бы сообщил, что Малиновский настаивает на освобождении одного из задержанных.

Дальше всё пошло по отработанной схеме спускания дела "на тормозах". В начале лета стоящее выше руководство распорядилось, чтобы дело о милицейской взятке забрали у следователя Лободы и передали следователю Капанадзе. Ещё чуть позже дело затребовали в краевую прокуратуру. После чего расследование факта коррупции фактически остановилось... И Ламаш ничего не оставалось, как написать то самое заявление в администрацию президента, которое "вылилось" в московскую проверку хабаровских "крышевателей".

 

Дело следователя Голодных

 

Что же пытаются инкриминировать Татьяне Ламаш? Как выразилась её адвокат Любовь Богоявленская, дело, которое "шьют" Ламаш, не стоит выеденного яйца.

Давным-давно, три года назад, в прокуратуре Железнодорожного района (где, напомним, Ламаш осуществляла надзор за расследованием уголовных дел), было возбуждено дело в отношении некоего гражданина Сидоренко по факту убийства. Дело было несложным. Имелись "железные" доказательства, и гражданин, как говорится, полностью и чистосердечно признал свою вину. Дело вёл молодой следователь Евгений Голодных. Как положено по закону, ещё до истечения срока содержания под стражей, Ламаш утвердила обвинительное заключение. И дело должно было уйти в суд.

Однако в суд дело тогда не ушло... Это выяснилось через 6 месяцев (в апреле 2004 г.), когда обвиняемый стал интересоваться в спецчасти СИЗО: почему его никуда не вызывают?  Спецчасть обратилась в суд. Там сказали: такое дело не поступало. Тогда позвонили Ламаш. Она стала выяснять, куда делось дело, т.к. по её отчетам - дело отправлено в суд! В конце концов,  пропавшее дело нашли в архиве, списанное туда следователем Голодных в связи... со смертью Сидоренко! Обо всех этих обстоятельствах Ламаш сразу доложила тогдашнему прокурору района Бобко и сама занялась этим делом. Вскоре гражданин предстал перед судом, получил заслуженное наказание - лишение свободы, а те 6 месяцев, которые он "пересидел" в СИЗО,  ему, естественно,  зачли в срок отбываемого наказания.

В апреле 2004 года по этому случаю прокуратура края, как и полагается, провела проверку. От Голодных потребовали объяснительную. В ней он написал, что в силу своих тяжелых семейных обстоятельств он замотался, закрутился и забыл вовремя отправить дело в суд. А потом, обнаружив у себя дело, которое должно было уже находиться в суде, испугался, что "Ламаш сдерет с него шкуру" за столь вопиющую халатность и обман. И ничего лучшего не придумал, как выкинуть из дела ряд документов и обвинительное заключение, а вместо него вынес постановление о прекращении дела в связи со смертью Сидоренко.

На что надеялся нашкодивший, как школяр, следователь? Кто его знает! Но ещё до того, как его подлог был выявлен, Голодных уволился из прокуратуры, похоже, оказавшись здесь случайным человеком.

 

Стегают дохлую лошадь?

 

Повторим, ещё в апреле 2004 г. по этому анекдотическому делу (живого человека в покойники записали) была проведена официальная проверка. Все объяснительные по той служебной проверке писались на имя прокурора края Малиновского. Тогда он не усмотрел в действиях Ламаш никакого состава преступления, ограничившись личной беседой. Претензий не было даже к прямому виновнику - следователю Голодных! Почему про эту всеми забытую историю вдруг вспомнили три года спустя?

Хотелось бы, глядя прямо в глаза прокурору края, спросить: если в тех давнишних действиях Ламаш усмотрели состав преступления - только сейчас, то, выходит, три года руководство прокуратуры, включая самого Малиновского, укрывало состав преступления?! Кроме того, насколько нам известно, та давнишняя проверка по этому делу (её проводила зампрокурора Терещенко) пришла к выводу: в действиях Ламаш нет состава преступления - состав преступления был в действиях следователя Голодных. Но ведь и против него тогда дело не возбудили. Кто за это должен отвечать?

Иными словами, если сейчас вдруг обнаружился состав преступления у Ламаш, то, получается,  состав преступления также есть либо у прокурора края, либо у прокурора района, либо у тех зональных прокуроров, которые обязаны были контролировать работу Ламаш. Неужели не могли "накопать" на Ламаш какой-нибудь более "свежий и удобный для всех компромат?  

Нам видится: вся прокурорская рать брошена на расправу с одной женщиной, которая посмела (как того решительно требует Генпрокурор РФ) выполнить свой служебный долг - вскрыть факт милицейско-прокурорской коррупции. А кто-то очень хотел скрыть этот факт.

А ведь старательно искали, рыли и копали. Если верить нашему конфиденциальному источнику, в марте этого года зампрокурора края Кожевников дал понять одному из руководящих сотрудников крайпрокуратуры, который разделяет честную позицию Ламаш, что будут приняты все меры, чтобы выгнать её из прокуратуры, сломать судьбу. Так это или не так, утверждать не можем... Но факт в том, что уголовное дело в отношении Ламаш все-таки возбудить удалось.

 

Нельзя идти против системы

 

В общем, прокурор края Малиновский, направив в суд представление, чем-то напоминает человека, который, как в той поговорке, стегает "дохлую лошадь". Какой в этом смысл?  

Начнем с того, что "копать" под Татьяну Ламаш начали после её обращения в администрацию Президента России. Оно вылилось в московскую проверку. А затем - в приказ Генпрокурора РФ, где написано, что факты нашли подтверждение. Этим  документом от 17.12.05 "О привлечении к дисциплинарной ответственности" Генпрокурор РФ приказал: "прокурора Хабаровского края государственного советника юстиции 3 класса Малиновского Владимира Владимировича предупредить о неполном служебном соответствии". Первый зампрокурора края Юрий Хохлов был уволен из прокуратуры по дискредитирующим обстоятельствам. Начальнику отдела Генпрокуратуры в ДФО Сергею Костюковичу объявлен строгий выговор. Выговор получил и тогдашний заместитель Генпрокурора по ДФО Константин Чайка.

В свою очередь, приказом прокурора края из органов прокуратуры уволены: зампрокурора Железнодорожного района Капанадзе и старший помощник Хабаровского природоохранного прокурора Алыев. Еще ряд прокурорских сотрудников были привлечены к дисциплинарной ответственности.

Отсюда версия первая и единственная: с Ламаш просто сводят счеты, чтобы реабилитировать себя в глазах общественности после прошлогоднего скандала.

А заодно дать понять всем сотрудникам прокуратуры, что сор должен оставаться в избе! Особенно тот, который осмелилась вынести Ламаш. Получается, что краевой прокурор не может (не хочет?) ничего поделать с коррупцией в органах прокуратуры или сам знается с коррупционерами в прокурорских и милицейских мундирах.

Кстати, все, с треском уволенные по итогам московской проверки из прокурорских органов, неплохо устроились. Хохлов занял должность советника губернатора Хабаровского края по связям с правоохранительными органами.  Капанадзе стал замначальника следственного отдела областной прокуратуры ЕАО, которую не так давно возглавлял Малиновский.

"Вылетевший" из природоохранной прокуратуры, хорошо известный Малиновскому сотрудник Алыев - особая фигура в истории с "лесной" взяткой в $70 тысяч. Он сейчас, по мнению завистников и конкурентов, весьма состоятельный господин. Тонированный "Лексус",  деревообрабатывающий комплекс в Хабаровске, большие делянки в Лазовском и Вяземском районах, где когда-то был прокурором Кожевников,  - что ещё надо для счастья? А тут какая-то Ламаш.

Ирина Харитонова.