А. Грелль
А. Грелль

Как сделать сад и огород не только увлечением, но и получать с них доход, еще в позапрошлом веке рассказал великий ученый-натуралист Александр Кондратьевич Грелль. Именно он был учителем великого селекционера, академика ВАСХНИЛ Ивана Владимировича Мичурина.

 

Грелль — владелец и директор первого и в то время (XIX век) единственного в России акклиматизационного сада. Грелль заложил основы школы плодоводства. Эту школу можно назвать русской, так как мы отказались от приемов заграничных садоводов.

 

В практике своей Грелль проводил два главных приема — прививку на дичок сибирской яблони, обеспечивавший благородному черенку выносливость против морозов, и прививку в корень по американскому способу, который именно в России позволяет производить прививку в зимнее, свободное время, и рассылать в ящиках несколько сот привитых корней.

 

Перечитывая геологический атлас флоры мира, Грелль обратил внимание, что древнейшим геологическим периодам, когда почва была первобытно груба и еще не выветрилась, соответствуют исключительно крестоцветные растения. Грелль решил использовать нынешние крестоцветные — капусту и брюкву, репу и редьку, горчицу — для подготовки почвы более культурным растениям. После капусты огород был готов хоть под хлебные злаки!

 

Грелль был главным сотрудником московского журнала «Русское садоводство» и читал плодоводство в земледельческой школе Московского общества сельского хозяйства.

 

Он впервые стал выращивать ананасы в открытом грунте!

 

Им написана книга «Доходное плодоводство. Курсы промышленного плодоводства и огородничества, читанные в разных пунктах России». Выпущена она была в 1896 году в Москве, выдержала три переиздания. Теперь книга считается библиографической редкостью, и вряд ли есть в какой-либо библиотеке, нет ее в Интернете. Но нам все же удалось ее отыскать. Вот она: 140 тонких страниц, как папиросная бумага, требует бережного обращения, напечатанная с использованием «еръ».

Константин Пронякин.

 

Предисловие

 

Прочесть в 25—30 уроков*, включая сюда и часы практических упражнений, полный курс промышленного (доходного) плодоводства — дело невозможное, потому что рациональное огородничество и плодоводство, в тесном смысле слова, суть науки, для подробного и всестороннего изучения которых нужны многие годы.

 

Но такое подробное изучение этих прибыльных отраслей знаний нужно только плодоводам, которые специально посвящают себя этому делу; да и тем приходится избирать обыкновенно или огородничество или плодоводство, а еще чаще только некоторые из их отделов, наиболее пригодные и прибыльные по условиям данной местности.

 

Поэтому от краткосрочных курсов можно требовать только ознакомления слушателей с главнейшими основами этих важных наук, — теми основами, на которых зиждутся рациональные операции — способы культуры, ведущие к целесообразному развитию живых существ, — растений потребных человеку.

 

Поставив себе задачу, ограничиться главными основными культурами, нет никакой надобности останавливаться всюду на мелочных подробностях, нет необходимости говорить непременно обо всем, что написано на тысячах страницах наших руководств. Напротив, полезно пропускать очень многое, мене необходимое, чтобы достало довольно времени на разъяснение самого существенного, наиболее применяемого, всюду прибыльного.

 

Можно ли быть кратким, говоря о картофеле, капусте, огурцах? Ведь капуста и огурцы дают от 500 до 600 рублей дохода (средняя зарплата рабочего в 1896 г. — около 40 руб, цена коровы – 9 руб. — Ред.) с десятины (1,09 га или 109 соток. – Ред.). Можно ли не распространиться, не входить в подробности воспитания и ухода за фруктовыми деревьями, представляющими для каждого, имеющего клочок земли, такую доходную статью, с которою никакая отрасль сельскохозяйственных культур сравнения выдержать не может.

 

Если одна казенная десятина фруктового сада, на которой посажено от 200 до 250 деревьев ценных сортов может легко давать от 1000 до 1500 рублей чистого дохода, то неужели мы имеем право, владея клочком земли, — не заняться этим прибыльным делом.

 

Неужели мы, владея старинным садом, не позаботимся сделать его доходным, заменив в нем всякие дрянные и малоценные сорта, при помощи перепрививки, такими например, как Рень де ренетт, Ренетт де Бленгейм (лучшие кислые сорта. – Ред.), Гавторнден, Кузино руж, Ренетт д’Орлеан, и т.п., ведь они ценятся в Москве 5 и 6 рублей за пуд (16,3 кг. — Ред.), за них дают на месте 4 - 4 руб. 50 коп., смотря потому во что обходится провоз.

 

Если каждое ваше дерево даст вам только 2 пуда яблок, из которых вы отберете для Москвы только один пуд, так и тогда ваши 200 — 300 дерев дадут вам от 900 до 1500 рублей дохода, за исключением всех ваших расходов, которые покроются бракованными яблоками, проданными на месте. А если у вас есть деревья, дающие дешевые груши, то вы должны перепривить их черенками Сен-Жермен, Доене д’Ивер, Берре Диль, Берре Лигеля и даже более нежными сортами, чтобы иметь деревца, которые будут вам ежегодно приносить по 6 – 10 рублей дохода.

 

Если вы мне не верите, то я берусь вам доказать это 2-мя, 3-мя деревьями в вашем собственном саду. Нужно ли говорить, что приведенный доход возможен пока лишь в садах южнее Москвы, набитых или дрянью, или северными сортами, запружающими наши рынки; что его можно требовать, повторяю, пока только в губерниях: Могилевской, Черниговской, Орловской, Курской, Тамбовской, а для Московской, Калужской, Тульской нужно еще выбирать сорта, которыми не переполнены сады юга.

 

Но и в губерниях севернее Москвы, сады фруктовые могут и должны быть доходны, так как антоновки, боровинки, коричневые, титовки, грушовки, белые наливы и плодородны и выносливы, если зимуют и приносят фрукты на Валааме. Цены же и на северные сорта, особенно запоздавшие на московский рынок, далеко не так низки, чтобы каждое дерево не дало 5 — 6 рублей дохода.

 

Если в минувшем 1890 году цены на все северные сорта сильно упали, то этому виною были мы сами, ибо разводили и разводим северные сорта и всякую дребедень там, где следует разводить южные, т.е. дорогие ренетты и кальвили, тающие берре, а не антоновки, анисы, да боровинку. Если вся Россия будет налегать на разведение антоновки и аниса, то мы доведем эти сорта до двугривенного за пуд, а за ренетты, кальвили и бере Москва будет продолжать платить по 5 – 6 рублей за пуд, потому что их разводит один Крым. Между тем десятки сортов ренеттов и кальвилей зимуют у Невежина и у меня, и ими то должны бы были насаждаться промышленные сады Орловской, Курской, Тамбовской и других губерний.

 

На Харьковской Всероссийской выставке 1887 г. были выставлены сортименты, состоявшие исключительно из наших северных сортов, выращенных в промышленных садах под самым г. Харьковом, где могут приносить плоды все дорогие ренетты и кальвили за исключением разве только белого зимнего. Кто же виноват в том, что владельцы этих промышленных садов получают с них еле-еле четвертую долю того дохода, который они могли бы получить, перепрививши все деревья плохих и северных сортов теми дорогими ренеттами и кальвилями, которые были выставлены на той же выставке из промышленных садов, той же Харьковской губернии, более дельными и разумными садовладельцами.

 

«Под лежащий камень вода не течет», справедливо говорит старинная русская пословица. Если мы будет лежать как камни, то понятно, и сады наши будут нам всегда давать убытки. Но если дружно возьмемся за дело акклиматизации или хоть только дадим себе труд почитать и посмотреть, что делают, что разводят ваши соседи, то бездоходные фруктовые сады наши в четыре, пять лет превратятся в настоящие промышленные, и мы будем получать с них не сотни рублей, как теперь, а тысячи ежегодного дохода.

 

Итак, не требуйте от моих курсов невозможного, не ожидайте, что они разом сделают из вас опытных и сведущих садоводов. Работайте сами, учитесь, поучайте, не бойтесь конкуренции, ибо Россия велика, — словом, делайте, что делаю я — и вы превратите ваши тощие поля в сады промышленные, ваши огороды в доходные, и ваши обширные поместья дадут вам такие средства, что погоня за отхожими промыслами будет не нужна.

 

*Примечание. На вечерние чтения ежедневно по полтора, два часа и на утренние практические упражнения ежедневно от 51/2 до 6 часов, всего от 80 до 100 часов в 12 – 14 дней.

 

Из истории возникновения в России курсов промышленного (доходного) плодоводства

 

4 августа 1884 года писал я в газете «Русское Садоводство»: «Культура легкая существует, она найдена и испытана; это экстенсивная культура плодов вообще*, т.е. фруктов и овощей: плодовый сад (vеrgеr**) Грессана (основоположники, энтузиасты формового садоводства – Грессан из Франции – Версальская школа, и Гоше из Германии. – Ред.) и сад с высокоствольными фруктовыми деревьями».

 

Остается только изучить эту культуру и научить ей землевладельцев всех деревень и сел до последней деревушки.

 

Опыт научил меня, говорит Грессан, тем изменениям, усовершенствованиям, пожалуй, которые необходимы нашему плодоводству для того, чтобы сделать его достоянием народа, результаты преподавания указали на средства и образ действий, ведущий к цели.

 

Здесь необходимы меры сильные, энергичные, чтобы быстрее двинуть дело вперед и распространить всюду, до ничтожной деревеньки, те знания, которые способны улучшить быт земледельца и обогатить страну. Этой цели можно достигнуть легко и скоро при содействии народных учителей, войска и наших сельских священников.

 

В народных учителях, говорит Грессан, я встречал постоянно горячее сочувствие; они всюду оказывались вполне готовыми не только прилагать к делу то, чему успели научиться, но даже спешили поучать.

 

Если бы устроились курсы в народных школах, учителя могли бы их посещать. Еще желательнее, чтобы курсы были публичные и чтобы на них всегда были готовы места учителей. Но, что всего важнее, чтобы курсы эти были дельны и научали бы правилам культуры, а не толковали бы о пустяках, не вели к ошибкам; таким образом можно двинуть дело и по деревням.

 

Публичные курсы можно было бы устроить всюду, где есть большая масса войск. Какие громадные сбережения могли бы сделать государству войска, занявшись выведением овощей, какое множество приготовили бы они для страны, не только дельных садовников и огородников, но даже преподавателей.

 

При таком нововведении сдача рекрута была бы менее тягостна; надежда воротиться в деревню с запасом полезных знаний, создать себе выгодное положение, способствуя улучшению благосостояния своих, — ободрила бы каждого новобранца и утешала бы его в его горе.

 

Войска могли бы всего более повлиять на распространение полезных знаний и разом двинуть вперед прибыльное дело экстенсивных культур; но и народные учителя, одни даже, будучи достаточно подготовлены, могли бы сильно помочь народу своими наставлениями.

 

Мы, русские, имеем несравненно более шансов рассчитывать на быстрое распространение в народе учения об экстенсивных культурах плодов и овощей, ведущих к благосостоянию земледельца и обогащающих страну, потому что у нас есть Министерство Государственных Имуществ, с просвещенными деятелями во главе, сделавшие уже очень много для нашего сельского хозяйства и плодоводства; есть Министерство Народного Просвещения, всегда готовое содействовать делу народного образования, которое отзовется, без сомнения, сочувственно к пополнению знаний своих народных учителей.

 

Ведомство учреждений Императрицы Марии, — дающее средства к содержанию учительской семинарии, доказавшей образцовую подготовку выпускаемых ею учителей, — ведомство, содержащее учеников в школе садоводства, — подготовляющее фельдшеров, — заботящееся о призрении и образовании десятков тысяч сирот; оно окажет деятельнейшую помощь, если убедится в пользе распространений экстенсивных культур между сельским населением, дающим ему тысячи помощниц — кормилиц — для сохранения жизни бесприютных младенцев. А наши земства — конечно, не все — сделавшие уже так много для народного образования, наши земства, —  руководимые деятелями, имена которых надолго сохраняются в памяти народа, — возьмутся тотчас за полезное дело и разом пошлют в народ сотни преподавателей, в лице своих школьных учителей.

 

Военное Министерство, убеждающееся все более и более, что рекрут, оторванный от родной семьи, делаясь солдатом, почти никогда не возвращается в семью, на родину, ему там делать нечего, он отвык от черствого, плохого хлеба, забыл свои тощие нивы, Военное Министерство уже изыскивает меры к устранению этого неизбежного зла, отнимающего лучшие силы у сельского населения; оно воспользуется непременно возможностью воротить солдата домой, пригодным для места родины, и научить его делу, упрочивающему благосостояние его семьи и его самого.

 

Даровые курсы, которые я читал народным учителям, говорит Грессан, убедили меня, что простой земледелец — то лицо, которое только может считаться надежным распространителем экстенсивного плодоводства для обогащения страны, не научится ему никогда если:

 

1) не увидит своими глазами образца экстенсивной культуры, еще не начав ее сам;

2) не убедится, что затраты ничтожны, или, еще лучше, что их совсем не нужно;

3) не увидит, что дело легко, просто и успех несомненен в короткое время.

 

На этих данных, говорит Грессан, я начертал себе план преподавания, которому следую уже много лет.

 

1) Сад-школа, чтобы показывать на деле каждому приложимость теоретического преподавания.

 

2) Курсы для народных учителей, чтобы обратить общинный, мирской сад в сад-школу.

 

Так как у нас не существует мирских садов, но есть мирская запашка, то мы могли бы прямо начать дело с садов-школ, устраивая их на мирских землях под надзором подготовленных сельских священников и народных учителей. Разработка этих положений и многолетняя практика привели меня, говорить Грессан, к устройству для сказанных целей:

 

1) Плодового сада Грессана, который дает сбор превосходных плодов (фруктов и овощей) и может быть заложен без затраты капитала;

2) Сад с высокоствольными кронистыми деревьями весьма плодоносными и образующими свою крону почти без содействия садовника, и к ведению его;

3) Упрощенной резки плодовых деревьев плодового сада Грессана, резки для плодоношения, легко и скоро выполняемой женщинами и даже детьми.

 

*Примечание. Экстенсивной культурой называется возделывание вообще плодов (особенно столовых и десертных фруктов) на просторе, т.е. в местности, где земли, по малодоходности, дешевы, где рук мало, капиталов нет. Как наша трехпольная и залежная системы хозяйства противополагаются хозяйствам интенсивным — семи и десятипольным, требующим большого числа рабочих рук и большого капитала для сравнительно небольших клочков земли, так экстенсивная культура фруктов, не требующая больших затрат, противоположна культуре интенсивной, где преимущественно работают масса рук и капиталы. У нас, сравнительно, земли дешевы и капиталов нет; нам делать крупные затраты — трудно.

 

**Примечание. Vеrgеr — вертоград, плодовый сад Obstgarten или Baumgartea. Verger можно переводить, думаю я, плодовый сад, так как в нем возделываются (выводятся) не одни фрукты, но и ягоды, и овощи, т.е. всякого рода плоды.

 


Примечание. Прошло почти пять лет с тех пор, как я писал эти строки и просвещенные псковичи первые надумались устроить у себя в июле 1889 года курсы для учителей народных школ. Мои курсы имели успех.

 

На них обратил внимание Департамент Земледелия и Сельской Промышленности Министерства Государственных Имуществ, главе которого пришла счастливая для России мысль — поручить мне продолжать мои курсы и устроить их для учителей народных школ Верейского уезда, Московской губернии, и для учеников Молодечненской учительской семинарии будущих учителей народных школ Виленского учебного округа.

 

Дай то Бог, чтобы число пунктов, где будут учиться курсы доходного, промышленного плодоводства, росло с каждым годом и чтобы прибыльное дело плодоводство полюбилось нашему народу и отвлекло его от промыслов, вынуждающих бросать земли. Дай Бог, чтобы народ наш сознал, что земля его кормилица, что от нее одной он может ожидать довольства и обогащения.

 

Первые в России курсы промышленного плодоводства для учителей народных школ были устроены в г. Псков псковским отделом Императорского Российского Общества Садоводства в июле 1889 года. В 1890 году зимою бесплатные публичные курсы были устроены в 6-й Московской гимназии и Московской Духовной Семинарии. В первой половине мая я читал в Брасове — имении Его Императорского Высочества Государя Великого Князя Георгия Александровича, Севского узда Орловской губернии.

 

В конце мая я читал в г. Орле, в Орловском институте благородных девиц. С 1-го июня были устроены курсы в с. Плоском имении директора народных школ — Ефремовского уезда Тульской губернии. В первой половине августа я читал в г. Верее, Московской губернии, для учителей народных школ Верейского и соседних уездов. Во второй половине августа 1890 г. курсы были устроены снова в г. Псков, как для учителей народных школ, так и для оканчивающих курс учеников псковской учительской семинарии.

 

С 1-го по 14-е сентября курсы были устроены г. Попечителем Виленского учебного округа в Молодечненской учительской семинарии, ст. Молодечно, Либаво-Роменской железной дороги. В 1891 году бесплатные курсы промышленного плодоводства я устраивал с февраля месяца в моем акклиматизационном саду за Калужскою заставою, по дороге к селу Воробьеву, свой дом.

 

Введение, читанное в Молодечненской учительской семинарии

 

В настоящее время Правительство обратило внимание на подъем доходности земли путем правильной постановки дела промышленного, доходного плодоводства. По поручению директор Департамента Земледелия и Сельской Промышленности Дмитрия Петровича Малютина и с разрешения Министра Народного Просвещения, я имею честь руководить курсами промышленного плодоводства, устроенными в Молодечненской учительской семинарии Попечителем Виленского учебного округа для вас, будущих учителей народных школ.

 

Цель этих курсов — научить вас промышленному плодоводству, основанному на законах жизни растительных организмов и потому вполне заслуживающему занять по праву место в ряду наших положительных наук.

 

Итак, промышленное (доходное) плодоводство есть наука, излагающая рациональные способы культуры, при помощи которых все полезные человеку садовые и огородные растения достигают наилучшего (целесообразного) развития в кратчайший промежуток времени и притом с наименьшими затратами.

 

Задача промышленного плодоводства — научить способам выведения плодов и растений, которые ведут к цели скоро и стоят дешево, т.е. способам рациональным (незаменимым), простым и удобоприменимым. Если незаменимость способа доказана быть не может, то, стало быть, он нерационален и надо искать другого, который был бы еще проще, т.е. рациональнее*.

 

Вы согласитесь, конечно, со мной, что для успеха дела, т.е. для получения наивысшего дохода от плодоводства, вся суть, при правильной, разумеется, культуре, — в надлежащем выборе полезных растений, соответствующих данной местности, климату, почве и условиям сбыта.

 

Странно было бы толковать о культуре вариететов антоновки в Крыму и Бессарабии, когда в этих местностях наивысший доход может дать культура винограда и самых ценных сортов фруктовых деревьев.

 

Следовательно, правильная культура винограда и наиболее ценных фруктовых деревьев и должна составлять предмет бесед, имеющих целью поднятие доходности земли в этих местностях. Кубическая сажень дров стоит под Москвою 40 руб., а в имении Его Высочества Великого Князя Георгия Александровича, селе Брасове, Орловской губернии — всего 1 руб. 50 коп. Ясное дело, что культура, например, ананасов, требующая теплиц с высокою температурою, во много раз должна быть прибыльною в Севском уезде, где имение Его Высочества, чем, например, под Москвою.

 

На этом простом основании я и предлагал господам, заведующим именем Великого князя, расширение культуры ананасов, сбыт которых в Москву и Петербург не только покроет затраты на деревянные теплицы, но может дать 10 – 12000 руб. в год — цифру, которою пренебрегать нельзя, несмотря на ежегодно увеличивающийся доход с Брассовского имения.

 

Мы часто видим, что весьма прибыльные растения еле-еле влачат существование на неподходящей для их культуры почве и поэтому становятся убыточными. Но посадите на их место другое растение, соответствующее почве и климату и притом имеющее верный сбыт, и в результаты получится не убыток, а доход с того же участка земли.

 

Каждое дело, а, следовательно, и дело промышленного плодоводства, требует знаний и практического навыка. Предлагаемые курсы дают вам возможность приобрести и знание, и навык. Но предупреждаю, вы не должны смотреть на все, что здесь говорится, и что будет делаться, как на развлечение или забаву: мы приступаем к делу важному и серьезному, имеющему выдающееся значение в личном и общественном благосостоянии, а потому искатели развлечений, не желающих трудиться, могут вовсе не приходить сюда.

 

Мои слушатели должны внимательно следить за тем, что я говорю и делаю, вникая в суть того, что они видят и слышат. Для них ничего не должно быть неясного, непонятного. Я с удовольствием буду отвечать на все вопросы и обращения, буду доказывать, что только те правила, способы и приемы, которые я предлагаю, всего вернее ведут к цели, т.е. скорее, чем другие способы и приемы дадут возможность получить высшие доходы от плодоводства.

 

Относительно важности правильных приемов в применении труда к делу садоводства, я в пояснении приведу пример.

 

Один из учеников моих 14-летний мальчик, выучившийся зимою правильно и скоро окулировать дички, был послан в воскресенье, для окулировки в подмосковном питомнике и получил за свою работу в этот день 5 руб. Даром денег не дают; если мальчику дали 5 руб. за один рабочий день, то это доказывает, что его работа была хороша, что он хорошо усвоил правильные приемы окулировки и достаточно набил уже руку.

 

Кроме правильности, тут необходима быстрота. Вот почему, кто привьет в летний день, например 500 глазков, у того все они приживутся, а кто привьет их 50, у того половина их погибнет: при медленной работе и глазок вянет, и сок дичка обсыхает, и сращение становится труднее.

 

Конечно, правильность и быстрота приемов в садоводстве и огородничестве не даются сразу и теоретически им научиться нельзя. Здесь нужно упражнение, навык, как например, навык скоро писать, который приобретается постоянным упражнением. Те приемы, которые будут мною вам показаны, должны быть проделаны вами много раз, до полного и верного их усвоения, — вы пришли сюда не послушать, а выучиться работать. На каждое дерево, каждое растение вы должны смотреть, как на живой организм, способный благоденствовать и страдать; следовательно, стыд и позор тому человеку, который своими неумелыми руками калечит и лишает жизни живой организм.

 

Растение, как живой организм, может правильно развиваться только тогда, когда встречает условия, благоприятствующие его развитию. Определение этих-то условий и изучение их должно составлять важнейшую заботу человека, желающего получить пользу от своих растений. Если растение не встречает благоприятных условий для своего развития, то оно идет плохо, хиреет, заболевает и может даже преждевременно умереть.

 

Опытный садовник, взглянув на больное растение, сразу узнает, чем оно больно и что нужно для его излечения. Он говорить: вот этому дереву мало пищи, оно голодает; это дерево страдает от засухи, это от обилия влаги; этому не хватает свету, это посажено на неподходящую почву**, а это и вовсе не может расти в нашем климате.

 

Во время наших практических работ я обращу особенное внимание на эту сторону дела, т.е. на разъяснение причин успешности или не успешности развития промышленных растений, которые нам нужны и с которыми вам постоянно придется иметь дело. Вы постарайтесь хорошенько усвоить то, что я вам объясню, так как, впоследствии, и вам придется давать советы и указания, как исправлять и лечить растения и как поднять доходность сада.

 

Для примера, как важен совет, скажу вам, что большой сад одного землевладельца был запущен и фруктовые деревья давали дохода рублей 50, а в следующий год, исправленный согласно моим указаниям, принес фруктов на 300 рублей. И другой сад, приносивший 200 руб., т.е. еле-еле покрывавший расход, после исправления стал приносить 1200, а затем 1500 руб. от продажи фруктов.

 

Теперь, когда поднят чуть ли не повсеместно вопрос о наделении начальных школ землею, предмет наших бесед и практических занятий имеет особенный интерес для вас, будущих народных учителей, так как правильно веденное промышленное садоводство и огородничество может служить большим подспорьем материальному обеспечению народного учителя. Ваш край, орошаемый множеством рек, ручьев и озер, имеет хорошую почву и умеренный климат; здесь могут произрастать такие сорта фруктовых деревьев, культура которых не всегда возможна в наших средних губерниях. Те практические знания и приемы, которые вы здесь изучите и усвоите, вы перенесете в села и деревни и, распространяя их в сельском населении, живым примером вы окажете большую услугу нашему дорогому отечеству.

 

В заключение еще раз прошу вас старательно усваивать те сведения по промышленному растениеводству, которые я вам буду сообщать, чтобы нам не терять времени даром, так как меня ждут в других местах, и, кроме того, я должен спешить к моему собственному большому делу.

 

*Примечание. Если западная Европа не возвела до сих пор промышленного плодоводства на степень науки, если она, эта передовая Европа, величающая медицину с незапамятных времен наукою, обзывает плодоводство ремеслом, то неужели мы, русские, должны, преклоняясь перед ее авторитетом, смотреть на разумное, рациональное дело промышленного плодоводства, как на ремесло? Пора, пора, друзья плодоводства, пора нам жить своим умом, пора перестать веровать, пора относиться скептически к докторальному тону немецких плодоводств! Спору нет, что ошибаться можем и мы, но ведь и западная Европа не застрахована от ошибок.

 

** Примечание. Если вишням или сливам дать сильные азотистые удобрения: перегной, золото (мочевина. – Ред.) и т.п. или много фосфорных, то кожа на них будет трескаться, появится камедетечение и деревца погибнут.

 

I. Общие сведения

 

Выбор места

 

Во всех руководствах много толкуют о выборе места для огорода, сада и прочее. Все эти рассуждения и инструкции относительно выбора места совершенно излишни, потому что из тысячи человек, закладывающих сад, огород или питомник, может быть один будет иметь возможность выбора.

 

Обыкновенно же каждый землевладелец разводит сад и огород там, где его дом и усадьба. Народные учителя менее всех могут надеяться на возможность выбора места. Тот участок земли, которым наделят школу крестьяне, должен служить местом для практических применений сведений народного учителя по промышленному плодоводству.

 

Всякая почва годится под сад и огород, нужно только ее приспособить.

 

Предположим, что учителю достался участок с бесплодною песчаною почвою. Песок там плох, что он быстро пропускает сквозь себя воду, так что через час после дождя можно пройти по песку, не замочив обуви. Глина же, наоборот, мало проницаема для воды. Вот и надо стараться воспользоваться драгоценным свойством глины для исправления, например, песчаной почвы. Для этого глину рассыпают ровным слоем по поверхности песчаного участка, после чего сверху кладут еще слой коровьего навозу, без соломы, которая рыхлит землю; лучший навоз для этой цели – коровий. Сделавши все это, принимаются за обработку участка на перевал.

 

Теперь наша песчаная почва не будет уже, как прежде, быстро пропускать влагу: слой глины и навозу, находящийся на двенадцативершковой глубине (1 вершок — 4,5 сантиметров. — Ред.), будет служить задержкой для воды, которая прибережется им на питание посаженных растений.

 

Но этот слой глины и навозу имеет еще и другое значение.

 

На песчаной почве корень дерева идет глубоко в землю и дает длинные боковые разветвленные, они ищут пищи. На земле же, приготовленной вышесказанным образом, корень, дойдя до питательного слоя глины и навозу, здесь остается, ветвится на мелкие мочки: ему не зачем уходить из этого места в бесплодный песок. Получится деревцо, вмещающее множество корешков и мочек, сосредоточенных в одном месте, так что деревцо можно вынуть из земли со стулом, т.е. с землею, пронизанною корнями. Вязкую, не выветрившуюся глину мы поправляем, наоборот, рассыпая по ней слой песку и соломистого конского навоза. Известь уничтожает вязкость глины. Так, где можно иметь известь дешево, насыпка ею глинистой почвы — очень полезна, ибо делает глину рассыпчатою.

 

Защита

 

Огородные растения летом, а плодовые деревья в продолжение всего года сильно страдают от бурь и ветров.

 

Мы видим, с каким трудом растут маленькие деревца на открытом со всех сторон месте. Особенно необходима защита с севера и востока или вообще с той стороны, откуда дуют сильные ветры. Лучшая защита — один, два или более рядов высоких деревьев, растущих по границе сплошною стеною. Лучшее дерево для защиты насаждений — елка, потому что она образует сплошную стену вечнозеленой своей хвоей, — стену, доходящую до самой поверхности земли. Такая стена не вредит саду и огороду, если растения в них расположены со знанием дела. Но древесная защита может быть вредною, если состоит из лиственных пород дерев с широкими кронами, которые слишком тенят в огороде и саде близко к ним посаженным растениям, ибо в тени, под кронами, не могут правильно развиваться культурные растения. Поэтому защитные насаждения лучше устраивать поодаль от изгороди и притом на некотором расстоянии от места посадки культурных растений, а нависающие кроны подстригать стеною.

 

Почва данного места

 

Залуженная почва — новая, сильная. Питомник на такой почве не нуждается в удобрении, даже капуста на ней растет, если только под каждый кочан при окучивании давать горсти две перегною. Песчаная почва менее пригодна для культуры плодовых растений: она плохо питает их, быстро высыхает и сильно согревается солнцем. Но она может быть улучшена примесью глины, как я об этом уже сказал, тогда делается вполне годною для насаждения деревьев.

 

Если сухой песчаный косогор, на котором даже трава не растет, засадить плодовыми деревьями, разумеется, в правильно приготовленные и довольно глубокие ямы, то и такой бесплодный бугор изменится до неузнаваемости: весь он мало помалу покрывается растительностью, на нем является покос. Это происходит от того, что ямки, в которых посажены деревья, сделаются резервуарами, в которых будет скопляться и сохраняться дождевая вода, прежде скатывавшаяся, – вода, идущая теперь на питание деревьев и проникающая понемногу в соседнюю почву.

 

До посадки деревьев вода по некопаной поверхности скатывалась, а теперь выкопанные для деревьев ямки, полные рыхлой земли, задерживают в себе воду и напоив мочки корней, отдают ее; она проникает в соседние слои земли и идет на питание корней растущих трав, которые прежде выгорали.

 

Замечу еще, что светлые поверхности песка или глины, сильно отражая, не поглощая лучей солнца, составляют почву мало нагретую, поэтому те и другие очень полезно покрыть поверху чем-нибудь черным, лучше всего, например слоем перегноя.

 

Всякая не выветрившаяся глина годна для разведения далеко не всех полезных растений, потому что она очень плотна, мало доступна влиянию воздуха и с трудом обрабатывается. Она делается превосходною, незаменимою, только после смешения с песком, соломистым навозом, лиственным перегноем и другими рыхлящими ее веществами.

 

Черноземная почва состоит из перегнивших остатков растений и частиц минеральных. Тот чернозем, который в значительном количестве содержит глину — очень хорош, как для хлебов, так и для всех вообще плодовых деревьев. Но чистый чернозем, какой находится на юге-востоке России, для полеводства и огородничества мене годится, нежели наша глина: на нем выгорают хлеба и овощи, кроме разве дынь, арбузов и винограда, благоденствующих на сухих почвах.

 

Сильно удобренная, навозная земля не годится для разведения фруктовых деревьев: на таких почвах деревья растут буйно в древесину, но не дают плодов. Напротив, суглинистая почва или наша глина, заключающая в себе небольшую примесь перегноя, очень хороша для всех вообще плодовых растений и фруктовых деревьев. Если бы нужно было составить идеальную почву, то для того следовало бы взять одну часть глины, одну часть песку и одну часть рухляка или мергеля. Рухляк — мягкий камень, легко рассыпающийся под влиянием атмосферной влаги и содержащий значительное количество извести; присутствие его в почве чрезвычайно полезно, где его нет, там надо искать его суррогатов в выветрившейся извести от старых стен и штукатурки.

 

Удобрение

 

Хлевный навоз редко употребляется в свежем виде на удобрение фруктовых деревьев; но когда из него образуется перегной — жирный чернозем, то он представляет прекраснейшее удобрение, полезное вообще всем растениям. Птичий помет и золото —прекрасные и очень сильные удобрения.

 

При употреблении последнего и отбросов из помойных ям, полезно время от времени засыпать их слоем торфа. Если зловоние не прекращается, надо вливать раствор железного купороса, на ведерную лейку пригоршни две. По прошествии некоторого времени получатся прекрасные компосты, которые зимой без затруднения могут быть вывезены в огороды или сады.

 

Уличная грязь и пыль — удобрения сильные и чрезвычайно полезные. Колеса и копыта лошадей дробят минеральные частицы почвы, к которым примешивается помет домашних животных в мелком состоянии. Один воз такого удобрения заменяет 3 – 5 возов хлевного навоза.

 

Листья, срезанные ветки, торф, мох, болотные растения, выполотая трава, разные остатки — все должно идти в дело, все служит для обогащения почвы разложившимися и разлагающимися органическими веществами. Из всех этих остатков и отбросов можно приготовить полезнейший перегной — чернозем. Для этого делают в земле большие ямы — ящики, или даже просто пользуются лощиною с глиняным дном и бросают туда все органические отбросы, по мере их накопления, туда же выливают помои, мочу и пр.

 

Поэтому то особенно рекомендую вам чистоту в саду и огороде. Она нужна не для щегольства, а для приготовления из травы, бурьянов, опавших листьев дорогого перегноя, приносящего громадную пользу всем растениям вообще.

 

Гипс или алебастр — отличные минеральные удобрения для всякой почвы. При удобрении гипсом особенно хорошо удается клевер. Гипс прямо посыпается тонким слоем по поверхности клеверного поля. Выветрившаяся, т.е. бывшая в употреблении или долго валявшаяся на дворе известь, старая пережженная глина, должны вывозиться в поле, как минеральное удобрение.

 

Драгоценное удобрение представляет зола из дерна или дерн пережженный. Залуженное плохою травою место делят на полосы вершков шесть ширины (1 вершок — 4,5 сантиметров. — Ред.), снимают дерн и складывают в клетки, как кирпичи для просушки. Когда дерн просохнет, натаскивают хворосту, сухого бурьяну и покрывают все это сухими дернинами, разводят огонь, который, проходя под дернинами, накаляет их, сжигает все органические части их.

 

В дернинах сгорит только то, что дало им солнце, а то, что дала земля, останется, чтобы возвратиться в землю. Полученная таким образом зола, состоящая исключительно из пережженной глины, разных минеральных веществ, очень полезна для покрытия земля перед посевом семян древесных пород, так как она сама по себе сильно питательна и притом не содержит в себе семян и корней сорных трав, заглушающих всходы*.

 

Истощенные земли полезно пахать и засевать клевером по овсу, например: посевы клевера можно считать удобрением, потому что корни этого растения, глубоко проникая в почву, обогащают ее азотистыми веществами.

 

* Примечание. Кроме приведенных удобрительных и рыхлящих глинистые почвы веществ есть еще много удобрений, которых применение возможно в известных местностях; сюда относятся шоссейная пыль и грязь — для косточковых деревьев; роговые опилки — остающиеся у кустарей, занимающихся выделыванием гребней, рукояток и др. изделиями из рога, — для всех вообще  фруктовых деревьев и ягодных кустов; шерстяные очески и мелкая шерстяная пыль из суконных фабрик — для овощей и фруктовых деревьев и для изгнания медведок (грилотальпа вульгарис).

 

Наконец самое капитальное из всех вообще удобрений, способствующих плодоношению — кости и кровь всех вообще животных. Американцы кладут битые (дробленые) кости под каждый прививок, высаживаемый на постоянное место в сад, в количестве от ½ до 1 меры.

 

Этого запаса, говорят они, хватает деревцу чуть не на всю жизнь его. Но дробления крепких, больших костей — затруднительно, тогда как пережженные кости можно толочь торцом полена. Кости горят очень хорошо и дают уголь, который держит тепло более суток, лучше березового угля. Для пережигания костей нет надобности в каких-либо особых печах или иных сооружениях; они просто напросто могут заменять в русской печи ила голланке часть дров.

 

Положив в русскую печь, вместо 25 пален березовых дров, только 15, я кладу около четверика крупных костей, например лошадиных или воловьих; печь топится как обыкновенно, все в вней варится, только кочергою подгребают кости, чтобы они не разваливались, а дружно горели. Когда березовые дрова прогорели, прогорели и кости, печь можно загребать и заслонить заслонкою, но повременить закрывать вполне трубу, чтобы не напустить смраду.

 

Так истопленная печь горяча еще по прошествии 24 часов. Пережженные кости выгребаются на другой или на третий день, вместе с золою, разбиваются торцом трамбовки и употребляются у меня для подмешивания в землю при посадке фруктовых деревьев. Подмешивание фосфорно-кислой извести костей в почву способствует ускорению плодоношения и увеличению числа фруктов. Кровь, кишки и мускулы (мясо) животных в свежем и засушенном виде — сильнейшие удобрения. Поэтому земля с боен должна утилизироваться.

 

Польза плодосменности

 

Если на одном месте много лет подряд разводить одно и тоже растение. То почва, несмотря на удобрение, истощается по отношению к этому растению; оно слабеет, вырождается, страдает от насекомых и паразитных грибков, которые размножаются сильнее и сильнее, находя на одном и том же месте постоянную пищу.

 

Никто, конечно, не сеет ржи на том месте, где она росла в минувшем году, а между тем капусту почти повсеместно целые десятки лет разводят на одном и том же месте; лук и овощи часто подвергаются той же участи. Чтобы не истощить почвы и не разводить на ней паразитов, необходимо делить огород хоть на четыре равные части. На одной части, которую можно сильно удобрить или обработать на перевал, садят капусту, на другой части, где в прошлом году, например была капуста, надо садить огурцы; на третьей –картофель или другие корнеплоды, на четвертой, после удобрения золой, бобовые растения.

 

После бобовых растений следует класть удобрения или землю обработать на перевал и снова разводить на ней капусту. При такой плодосмене можно быть уверенным, что огороды никогда не истощатся, потому что мы постоянно возвращаем почве все то, что из нее было взято нашими овощами.

 

Обработка земли

 

Культурные растения требуют для успешного своего развития хорошо разрыхленной почвы. Между разными способами обработки почвы самый лучший тот, который известен под названием обработки на перевал. Способ этот известен много лет тому назад, и теперь употребляется во всех лучших заведениях, занимающихся культурою фруктовых деревьев. Особенно важна обработка земли на перевал при заложении питомника фруктовых деревьев, а так же и для получения хорошего качества капустных растений и корнеплодов без удобрения. Перекопкою на перевал земля обновляется, получается новь.

 

Приступая к обработке на перевал, нужно обращать внимание на ее поверхность. Углубления и возвышенности или бугры участка, перед перекопкою на перевал по возможности выравниваются, чтобы сравнять, на сколько возможно поверхность. Лучше, конечно, если поверхность земли совершенно горизонтальна: тогда на участке, обработанном на перевал, вся влага от дождей, попадающая на эту землю, распределяется совершенно равномерно и идет на питание, т.е. в пользу растениям. Есть, правда, и такие растения, которые хорошо развиваются и не на влажной почве, но их немного, а таких культурных растений, которые бы росли в болоте или мокрой канаве, еще меньше. Конечно, переместить массу земли с возвышенности на низину, чтобы сразу выровнять почву, трудно, а главное — дорого, а потому важно пользоваться каждой перекопкой на перевал, чтобы, понемногу сравнять местность питомника и огорода.

 

Посмотрим, как надо делать перекопку на перевал на ровном почти участке. Поле, подлежащее перекопки, если оно представляет небольшой участок в несколько сот сажень, делится на две равные части (АС и МЕ, и ЕВ и DМ), которые в свою очередь делятся на равные полоски, шириною, например в аршин (71 сантиметр. — Ред.), обозначенная на чертеже цифрами 1, 2, 3, 4… и I, II, III и т.д.

 

 

Начинают работу с первой половины, обозначенной буквами АС МЕ и снимают верхний залуженный слой почвы с первой полоски (1), толщиною вершка в 3 (1 вершок — 4,5 сантиметров. — Ред.), переносят или перевозят его вдоль линии АВ и складывают в месте к. После того снимают в образовавшейся канавке слой во всю лопату, т.е. около 6 вершков и выкинутую землю переносят к первой кучке на место л. Наконец в полученной канавке, еще снимают слой подпочвы в 3 - 4 вершка и переносят его в место н. Таким образом, получится пустая канавка (1) в двенадцать вершков глубины. На дно этой канавки складывают верхний залуженный  слой земли, приблизительно в 2 – 3 вершка, снятой с полосы № 2, на эту землю насыпают с той же полосы почву, снимая ее слоем в 6 вершков, и, наконец, почву заваливают слоем подпочвы в четыре вершка толщины.

 

Таким образом, канавка № 1 наполнится, а полоса № 2 обратится в канавку, которая заполнится вышесказанным образом землею, взятой из полосы № 3, а № 3 землею № 4 и т.д.

 

Последнюю канавку № 10 оставляют открытою и приступают к перекопке другой половины участка. Теперь уже начинают работу с точки D. Причем верхний слой с полосы № I ссыпают на дно пустой канавки № 10, на него насыпают 6 вершков почвы, затем 4 вершка подпочвы, после чего получится новая канавка № I. Поступая на этом участке точно также, как на первом, мы перекопаем весь участок на перевал: под конец работы мы получим пустую канавку № Х, которую засыпаем землею, лежащею возле, взятою из полосы № 1. Таким образом, вся земля участка будет перевернута. Она примет вид насыпанных гряд, т.е. волнообразный, что потом выравнивается граблями, причем заполняются лощинки и сглаживаются бугры.

 

Наверху участка будет подпочва, неродимый слой, с которым легко справиться, имея в распоряжение кое-какие удобрения, особенно золу, и перегнившие листья для глины.

 

Если перекопка на перевал делается на косогоре, то чтобы  выровнять почву, делают в низких местах канавки уже, а на высоких шире; тогда, понятно, на низкие места попадет земли более, чем на них прежде было, и поверхность низины поднимется, а косогор сделается отложе, что нам нужно.

 

Огородники обыкновенно пашут свои земли сохами или плугами, а потом насыпают гряды. Пахота сохою мелко разрыхляет землю; гораздо глубже пашет плуг, особенно большой, переворачивающий землю на 6 – 7 вершков. Вспахавши землю, разбивают комья железными боронами и затем насыпают гряды. Но гораздо лучше разрыхляется и разделывается земля перекопкою на штык, т.е. на глубину лопаты, имеющей обыкновенно не менее 6 вершков, хотя, конечно, такая перекопка гораздо дороже, чем плужная пахота. Перед перекопкой земли весьма полезно выдергивать с корнем сорняки травы, растущие на огородах, тогда впоследствии меньше будет полотья — мешкотной и дорогостоящей работы.

 

Вспахавши или вскопавши землю и разровнявши комья, приступают к насыпке гряд. Насыпка гряд заменяет огородникам глубокую обработку на перевал. Когда разрыхлим плугом землю вершков на 6, а потом еще насыплем гряды в шесть вершков высотою, то получим слой разрыхленной земли в 12 вершков. Но не везде необходима и полезна насыпка гряд. Огородники по невежеству, делают их даже на косогорах. Грядки полезны и даже необходимы в низинах; чем ниже место, тем  выше нужно делать гряды. В низинах и питомник, и сад приходится устраивать на грядах. Если, же очень близко от поверхности почвы находится постоянная грунтовая вода, то в таких местах сажают деревья на холмиках. Холмик должен иметь в диаметре не менее четырех аршин (71 сантиметр. — Ред.) и быть тем выше, чем ближе к поверхности находится грунтовая вода.

 

Разделение участка

 

Разделение участка под питомник, огород и сад не представляет трудностей, когда оно имеет почти ровную поверхность. Но если школьный участок имеет волнистую поверхность, то в таком случае самая низменная часть его отводится под огород, другая — ровная часть, если она не заливается водою, под питомник, а самая возвышенная неровная часть участка — под фруктовый сад.

 

Лесные породы сеются в разных местах питомника и даже огорода, смотря по тому, где находится более подходящая для них почва. Ясеню, акации, клену и дубу можно отделить место в капустном участке, потому что они требуют земли, богатой перегноем. Елка, растет на глинистой почве, сосна и береза — на песчаной. Сеются они в разное время: вяз в конце мая, ясень — в октябре, елка раннею весною, клен — осенью. Сережки березы высеваются на песчаную разрыхленную почву в июне, и когда появятся молоденькие растеньица, то их чем-нибудь порывают, например, рамой, потому что иначе они легко загнивают и пропадают от дождевой воды осенью. Вот почему так редко можно видеть на открытых местах сеянцы березок, которых обыкновенно появляется масса на гречишных посевах, если в соседстве есть березы. Береза роняет семена как раз в то время, когда заделывают гречиху. К весне от мириад всходов остается одна сотая часть, 99 % погибает от сырости и мороза.

 

Подготовление семян

 

Если семена долго лежат до посева в комнате или магазине, то оболочка на них сильно высыхает, и они не всходят до тех пор, пока оболочка в земле не размокнет, потому что набухающий росток не в силах будет прорвать сухую кожистую оболочку.

 

Некоторые семена сохраняют всхожесть до 10 и более лет, если уметь с ними обращаться. Чтобы ускорить всходы лежалых семян, их полезно часа на два замочить в воде. Некоторые семена, имеющие особенно твердую оболочку, например косточки слив и вишен, подвергают пред посевом стратификации, т.е. постепенному напитыванию водою.

 

Перед стратификациею вишни или сливы раскладывают где-нибудь на солнечном  месте, чтобы они вполне дозрели, а потом, когда мякоть на них завянет и высохнет, их раскладывают тонкими слоями в какой-нибудь глиняной посуде между слоев влажного песку, верхний слой должен быть довольно толстый и состоять из песку. Затем посуда с косточками слив или вишнями закладывается где-нибудь в подвал в землю. Косточки лежат всю зиму в сыром песке, напитываются влагой, которую постепенно отдают и зерну. Зерно разбухает и разрывает косточку вскоре после этого из отверстия показывается росток — будущий корешок растения. Кроме косточковых, стратификации подвергают семена яблонь, груш, шиповника, боярышника и семена других растений.

 

Есть растения, семена которых долго не всходят и вследствие этого растения не успевают вполне развиться за лето, таковы например, семена артишоков и петрушки. Такие семена необходимо проращивать. Это делается так, проращиваемые семена смачиваются водою, завертываются в тряпку и кладут куда-нибудь в теплое место около печки, где их оставляют до тех пор, пока покажутся ростки. Стратифицируют семена с осени и оставляют их в сыром песке до весны, а проращивают весной, перед временем посева.

 

Семена огурцов, дынь и арбузов требуют сушки. Это дело важное для будущего урожая: сырые семена дают длинные, но малоплодные плети, сухие же, наоборот дают короткие и многоплодные. Сушат семена над печкой, для чего устраивают полку или небольшие полати, если семян много.

 

При хранении семян нужно помнить, что некоторые из них боятся сухого комнатного воздуха; сюда принадлежат семена яблонь, груш, рябины, крыжовника, айвы, ели, дуба и других имеющих твердую оболочку. Для хранения таких семян лучше всего употреблять хорошо обвязанную стеклянную банку, которая ставится в погреб. Другие семена, напротив, требуют для своего сохранения сухого воздуха. Сюда принадлежат все тыквенные: огурцы, дыни, арбузы и тыквы. Их лучше всего хранить в амбарах в холщевых мешочках, подвешенных к потолку, чтобы не трогали мыши. Огуречные семена еще лучше держать в комнате над русскою печью.

 

Свои семена, если они правильно выращены, всегда лучше покупных, потому что огородники, разводящие семена на продажу, заботятся не о качеств, а о количестве семян, вследствие чего между хорошими семенами попадается у них множество мелких, недоразвившихся. Если покупные огуречные семена опустить в воду, то хорошие всхожие упадут на дно, а пустые будут держаться на поверхности. Оставивши ½  часа семена в воде, можно ее слить и с нею дать уплыть всем, оставшимся на поверхности.

 

Посевы семян

 

Семена древесные и огородные суют или прямо на место, где должны расти, или же в особенно приготовленные для того места, откуда всходы потом высаживают на постоянные места. Где бы не сеяли семена, необходимо, прежде всего, тщательно выровнять землю, разбивая комья.

 

Самый посев производится по возможности равномерно. Семена после посева покрываются тонким слоем просеянной земли, чтобы они не виднелись на поверхности.  Потом место посева поливают водою через ситечко лейки с маленькими дырочками.

 

Мелкие и средние семена сеют в разброс, а крупные семена, например, зерна, гороха, фасоли, лучше не сеять, а сажать рядами. Неровные посевы средних и крупных семян, выходят кучками; их можно до некоторой степени исправить, раздвигая заостренной палочкой упавшие кучкой семена.

 

Посев семян яблонь, акаций, сливы и п. др. можно произвести под зиму в мерзлую землю. Для этого с осени делают мотыгою борозды в питомнике, а потом, когда земля замерзнет, сеют в эти бороздки семена и покрывают их перегнойною, легкою, смешанною с песком, землею. Но если до посева навалит вдруг очень много снегу, так что разгрести его трудно, то посев лучше отложит до весны. Осенние и зимние посевы семян древесных пород надо предпочитать весенним, потому что всходы показываются ранее и число прорастающих зерен бывает больше.

 

Устройство места для выращивания высадков

 

Парники употребляются или для того, чтобы выгонять растения раньше, чем они поспевают в открытом грунте (огурцы, редис, салат, дыни), или чтобы прибавить к нашему лету один месяц или более посредством посева в парник растений южных стран, высаживаемых потом в открытый грунт.

 

Устройство парника очень просто. Выкапывается произвольной длины канава в 1 аршин (71 сантиметр. — Ред.) глубиною и по краю обставляется со всех сторон протесанными бревнышками, досками или слегами. Та доска, которая приходятся с северной стороны, делается выше. Парник покрывается рамами вроде оконных, но без поперечных переплетов.

 

Если устраивается парничок не на одну раму, а на несколько, то выкапывается длинная канавка, ширина которой равнялась бы длине рам. Парники устраиваются в феврале или марте, их набивают горячим конским навозом, а наверх насыпают слой дерновой земли в 3 – 3 ½ вершка толщиною (1 вершок — 4,5 сантиметров. — Ред.). Так как конский навоз дорог и не везде его можно получить в большом количестве, то на дно парниковой канавы кладут слой бурьяну, на него слой навозу, потом опять слой бурьяну и слой навозу и т.д.*, а наверх слой листьев и потом уже дерновую землю.

 

Парники устраиваются на южной стороне заборов изгороди или строения, чтобы защитить их от холодных ветров.

 

Паровые гряды устраиваются подобно парникам, только не покрываются рамами. Канавка может быть глубиною в 12 вершков; она тоже набивается слоями бурьяну и конского навозу и покрывается сверху слоем просеянной через грохот дерновой земли. Паровые гряды употребляются при разведении некоторых сортов дынь.

 

Рассадник — это клочок рыхлой перегнойной земли, обставленный со всех четырех сторон досками. В таком месте капустную рассаду можно высевать гораздо раньше, чем на открытой гряде, потому что есть возможность прикрыть ее чем-нибудь в случаи холодов и тем защитить растения от мороза.

 

Покрывают рассадник рогожею или соломенными щитами, но если морозные дни продолжаются долго, то лучше рассадник покрыть рамами, потому что иначе рассада под темною покрышкой сильно вытянется. Имея это в виду, нужно ширину рассадника делать не длиннее парниковых рам.

 

Вот способ приготовления дерновой земли, употребляемой для насыпки в парники, паровые гряды, рассадники и во многих других случаях.

 

Снимается полосками хороший дерн, режется на куски вершков в 6 и эти куски складываются, с травою вместе, в кубическую кучу. Через год все это обратится в хорошую, рыхлую землю, незаменимую во многих случаях. Достоинство дерновой земли зависит от достоинства того дерна, из которого она получилась: если дерн взят с хорошего черноземного луга, то земля будет очень хороша. К земле же, полученной из тощего дерна, необходимо прибавить перегною.

 

*Примечание. В таких местностях, где есть кожевенные заводы, очень часто огромные массы корья, употребленного для дубления кож, составляют отброс, который выкидывается, отдается даром или за ничтожную плату.

 

Корье — наилучший суррогат конского навоза, оно горит долго, поддерживает очень равномерную теплоту в парниках; но согревается не скоро, поэтому при набивке им парников требует небольшого количества горячего конского навоза, который кладется в двух трех местах парниковой канавы, смотря по длине парника, чтобы согреть корье, т.е. вызвать брожение; отработанное корье особенно пригодное для паровых гряд; оно греет их до осени. Корье свежее, т.е. не побывавшее в дубильных чанах перегорает не скоро, потому что состоит из довольно твердых волокон и содержит много дубильной кислоты, но за то, раз обратившись в чернозем, представляет одно из лучших рыхлящих и удобрительных веществ для тяжелых вязких глинистых почв.

 

Подмешивая к корью одну двадцатую по объему печкой золы и пережженных костей, можно довести глинистые почвы до высокой степени плодородия. Небольшое количество такого удобрения очень пригодно для косточковых деревьев: вишен, слив, персиков, абрикосов. Косточковым очень полезна еще прибавка выветрившейся извести от сломки старых каменных построек и битой старой штукатурки.

 

Высадка сеянцев

 

Семена плодовых деревьев сеются обыкновенно в разброс, потом всходы пикируются.

 

Пикировка состоит в следующем: маленькие растения вынимаются заостренною палочкою по одному и тотчас же пересаживаются в ямки, сделанные тою же острою палочкою. Если пикируются всходы плодовых дерев, то при этом отщипывается конец длинного редечного корешка. Пикировка имеет ту цель, чтобы предоставить молодым растениям побольше места, а корешок сощипывается для того, чтобы растение дало побольше боковых мочковатых корней.

 

При пикировке сеянцы деревьев сажают на расстоянии 4 – 5 вершков (1 вершок — 4,5 сантиметров. — Ред.) одно растение от другого и в расстоянии 6 вершков ряд от ряда, а если сеянцы не предполагается в другой раз пересаживать, то между рядами увеличивают расстояние до аршина (71 сантиметр. — Ред.). Пикировка применяется и к некоторым овощным всходам, высаживаемым в парник, рассадник и даже на открытой гряде.

 

Некоторые деревца требуют двукратной пересадки. К таким, например, относится груша, которая стремится свой стержневой корень пустить глубоко в землю. Этот корень при пикировке укорачивается, но так как он скоро опять вырастает, то его еще раз укорачивают при вторичной пересадке. Если этого не сделать, то груша будет сильно расти вверх и не скоро принесет плоды. Другие же деревья, например ясень, сирень, ягодные кусты не требуют пересадки повторной, ибо задают сильно мочковатые корни; у них достаточно один раз укоротить главный корень.

Подготовил Константин Пронякин.

(Продолжение следует).

.