Тайна с парохода «Ильич»
 
Г. Лаподуш
Г. Лаподуш

Есть в Хабаровске человек, который не только видел на своем веку колесные пароходы на Амуре, но и управлял ими. Георгий Томович Лаподуш не забывает до сих пор свой «Ильич» - старинное двухтрубное и двухпалубное судно, на капитанский мостик которого зашел еще в 1958 году. Именно тот самый пароход через полвека писатель Георгий Лаподуш включит в любовно-трагическую повесть «Земной удел». На нем каталась его героиня Мия Вящина. Прототипом персонажа послужила хабаровчанка Лия Кузьмицкая-Князева. Впрочем, то - повествование художественное. А о жизни своей капитан предпочитает рассказывать без прикрас. И рассказать-то он может не всё - ведь до сих пор остается он хранителем международных государственных тайн.

 

Китайская грамота

 

— Ибу ибу дэ дао муди, - выдает Лаподуш. - Вы знаете, что означает это в переводе с китайского? - спрашивает он нас.

 

Мы смущаемся. Что это за полуматами вдруг задумал удивить нас писатель?!

 

— У китайцев есть такая поговорка. По-русски звучит так: «Шаг за шагом к намеченной цели», - отвечает Георгий Томович. - Первый раз я услышал ее в 1973 году за столом переговоров в Хэйхэ (маньчжурское название Сахалян) в Китае, напротив Благовещенска. И уши у меня покраснели. Было это в то время, когда речников-судоводителей превратили в дипломатов. Всего в переговорах участвовали 28 человек, по 14 с каждой стороны. В советском составе комиссии кроме того были советники из МИДа СССР, из КГБ. Эта комиссия образовалась в 1951 году и работала под эгидой МИДа.

 

Тринадцать лет, с 1973 по 1986 гг., Георгий Лаподуш был в составе советской делегации Смешанной советско-китайской комиссии по судоходству на пограничных реках.

 

Амур- теплоход Василий Поярков
Амур- теплоход Василий Поярков

— В Амурском пароходстве я с 1943 года, - говорит нам, не скрывая, Георгий Лаподуш. - Четверть века в плавсоставе. После окончания Благовещенского речного училища работал штурманом, затем помощником капитана, а с 1958 года стал капитаном. Восемь лет - до 1968 года - трудился капитаном (был первым!) на теплоходе «Василий Поярков». Еще был начальником судоходной инспекции. И даже выйдя на пенсию семь лет состоял в должности капитана-инспектора. Потом перешел на береговую работу. Стал писать.

 

Судьба человека

 

Как пишет Георгий Лаподуш в своем автобиографическом повествовании, родился он пятым ребенком в малоимущей крестьянской семье в Барабинских степях Новосибирской области. В раннем детстве ослеп от распространенной тогда болезни золотухи. Врачи прочили пожизненную слепоту. Вылечил бродячий шорник-сапожник.

 

Капитаны - Ф. Сесь. В. Болдырев. Г. Лаподуш. 1970 г.
Капитаны - Ф. Сесь. В. Болдырев. Г. Лаподуш. 1970 г.

Отец - Том Васильевич ЛОпАдуш (так написана фамилия в справке о реабилитации) был арестован в 1937-м, признан «врагом народа», хотя по-русски не мог расписаться и школьную оценку «удовлетворительно» выговаривал как «удоволитерно». Он был военнопленным еще с Первой мировой войны, по национальности румын и даже не имел русского подданства. Мать - Мария Иннокентьевна Лаподуш, по первому мужу Бобровская, была дочерью зажиточного крестьянина - Гребенщикова Иннокентия Никитича, имевшего свою мельницу, но, не имея достаточного образования и какой-либо профессии, не могла содержать семью.

 

— После ареста отца наш сосед Спирька, пользуясь свалившимся на нашу семью несчастьем, дав задаток, уговорил мать продать ему нашу единственную ценность, кормильца, моего любимого и преданного друга - коня Игреньку (отец зарабатывал извозом). Вскоре умудрился сломать ему ногу, привел лошадь на трех ногах и потребовал вернуть задаток, - вспоминает Георгий Лаподуш. - На всю жизнь запомнилось, как мать от многократного горя и отчаяния рвала на себе волосы.

 

Мое детское сердце переполнилось ненавистью к этому соседу, и я не знал, как отомстить ему за обман матери и гибель Игреньки. Я начал вредить в его огороде. А он устроил ловушку: набив в доски гвоздей, разложил их на картофельной ботве вдоль плетня. Спрыгнув обеими ногами на гвозди, я, испытывая невероятную боль, освободился от доски и на коленях добрался до дома. Жена Спирьки по следам крови пришла позлорадствовать в тот момент, когда мать поставила передо мной пышущую жаром манную кашу, которую я и швырнул в лицо тетки-соседки. От ожога у нее начало образовываться бельмо на глазу, и Спирька дал зарок убить меня…

 

Амур - пристань у  Хабаровска 19 век
Амур - пристань у Хабаровска 19 век

То ли из опасения матери за жизнь сына, то ли от людской неприязни к семье «врага народа» Лаподуши уехали в Забайкалье, на золотые прииски в город Балей (Забайкальский край).

 

Вскоре братьев Лаподуша одного за другим отправили на фронт. Пришлось Георгию бросать школу и идти на работу, чтобы как-то прокормить себя и мать, ставшую инвалидом. Устроился он  в топографическую партию, а затем, по окончании сезона, был переведен в шахту пробщиком.

 

Когда начали призывать молодежь 25-го года рождения, Гоша Лаподуш вместе с другом Сашкой Гилевым подскребли в паспортах, сделав из шестерки — пятерку, и сумели заполучить красные повестки, по которым немедленно получили расчет. Но в военкомате подделка была разоблачена. Вновь устроились на работу, но уже на золотоизвлекательную фабрику (ЗИФ) — учеником слесаря.

 

В 1943 году Георгий Лаподуш поехал поступать в Благовещенский горный техникум, но по более льготным условиям (без экзаменов), завлеченный флотской романтикой, поступил в водный техникум, преобразованный в 1944 году в речное училище полувоенного типа, которое готовило специалистов для речного транспорта и офицеров запаса Военно-Морского Флота.

 

Амур- пароход Петроградъ - 20 век - на нем был пассажиром Антон Чехов
Амур- пароход Петроградъ - 20 век - на нем был пассажиром Антон Чехов

— До начала занятий меня направили в Хабаровск, а отдел кадров Нижне-Амурского пароходства назначил матросом на буксирный пароход «Архангельск», командовал которым капитан Проданов, - вспоминает Георгий Лаподуш. - Восемьсот граммов хлеба, сорок граммов крупы и десять граммов жиров составляли дневной рацион питания. Этого было недостаточно для работавшего человека. А когда в затянувшемся рейсе заканчивались и эти продукты, люди опухали от голода, но трудились из последних сил на благо победы.

 

Основной и самый изнурительный труд на пароходе был связан с топливом (дровами, углем). Бункеровки - забор топлива - были авральными (всеобщими) работами. Дрова носили на заплечных лямках с берега на судно и ими забивали бункер и все свободные места на палубе и в пролетах. Уголь грузился в портах тачками в бункер и в ящики, сооружаемые из сходней в носовой и кормовой частях палубы. А пополняли уголь уже на пути следования из трюма баржи. Кули по 60-80 кг нужно было вытащить из трюма по трапу, принести на пароход и высыпать в бункер или ящик. Малейшее промедление вызывало гнев кочегаров, забрасывающих уголь в топку паровых котлов. В сутки пароход сжигал по сорок и более тонн угля.

 

В 1945-м, во время войны с Японией, Лаподуш, находясь на практике в должности второго помощника капитана, выполнял задания военного командования, буксировал десантные суда и баржи с военным грузом по Сунгари, от села Нижне-Ленинское до Харбина. В 1947 году Георгий Лаподуш, закончив речное училище по специальности «судоводитель», отправился вновь на Амур. В 1957 году стал капитаном парохода «Кутузов», через год перешел на пароход «Ильич».

 

Человек и пароход

 

Амур- судоходство - 19 век
Амур- судоходство - 19 век

— Судьба у парохода, как и у человека, бывает очень интересной, - рассказывает Георгий Лаподуш, почетный работник речного флота РСФСР, заслуженный речник Амура. - К примеру, в 1894 году на Амур были доставлены изготовленные в Бельгии с верфей фирмы «Джон Коккериль» детали трех буксирных пароходов, сборка которых производилась в Софийске (позднее они получили названия: «Ильич», «Сергей Лазо», «Роза Люксембург»). Так вот, пароход «Ильич» был построен бельгийской фирмой в дар Амурскому пароходному обществу с условием, что будет носить название фирмы. До революции он и назывался «Джон Коккериль» и считался флагманом пассажирского флота на Амуре. Потом комфортабельный «Джон Коккериль» стал «Ильичом», а другой буксиро-грузопассажирский пароход «Барон Корф» - сначала «Львом Троцким», а затем «Коминтерном». Именно на нем 10 мая 1932 года прибыли первые добровольцы в с. Пермское, чтобы построить город Юности - Комсомольск-на-Амуре. Такие вот истории.

 

Книги Г. Лаподуша
Книги Г. Лаподуша

Историей пароходов, а потом и людей Георгий Лаподуш заинтересовался уже на пенсии. В 1999 году вышла его первая книга «Амурские дипломаты: Записки амурского речника». Она посвящена взаимоотношениям двух исконных соседей на Амуре - России и Китая - в самые нелегкие для двух стран времена, когда «взаимное похолодание» в отношениях приводило к острейшим пограничным конфликтам, в том числе на островах Даманский (2–15 марта 1969 г.) и Гольдинский – в районе створного знака № 114 (8 июля 1969 г.).

 

За эту книгу писатель был удостоен личной благодарности губернатора края Виктора Ишаева. Далее на суд зрителей Лаподуш представил новые книги. Сначала написал мемуары «Во имя чего» — о речной жизни. Там, к слову, рассказал малоизвестную историю дружбы певца Кола Бельды с амурским капитаном Василием Панюшевым. Затем вышли в свет книги «Вывих души», «Предпосылка» и «Земной удел».

 

Но самого главного, как уверяет Георгий Лаподуш, он еще не написал.

 

Константин Пронякин, Ирина Харитонова,

«Хабаровский Экспресс», № 47.