В Хабаровске живет легендарный фармаколог - доктор наук Николай Фруентов. Он один из первых в стране провел научные эксперименты по исследованию лечебных свойств корня жизни. И доказал, что самый чудодейственный эликсир жизни и молодости – вовсе не женьшень! А что же тогда?
Н.Фруентов (нажмите, чтобы увеличить)

Н.Фруентов

 

Супруга Н.Фруентова (нажмите, чтобы увеличить)
Супруга Н.Фруентова

Родился Николай Фруентов в городе Колпино, что под Ленинградом, 27 ноября 1928 года. Выходит, по гороскопу – стрелец. Тому, кто появился на свет под этим созвездием, сулят страсть к путешествиям. И она не покидала Николая Фруентова всю жизнь. Но поскольку всего четыре дня отдаляли его от знака скорпиона, это созвездие тоже оказало влияние на судьбу Николая Фруентова. Рожденные под знаком скорпиона нередко наделены аналитическим складом ума, из них получаются хорошие исследователи. Вот и не верь после этого в гороскопы.

 

- Когда окончил школу, хотел стать историком, - рассказывает Николай Константинович, - но мои планы разошлись с намерениями военкомата. Военкомат хотел из меня сделать артиллериста. Но нашлось компромиссное решение – меня направили в Ленинградскую военно-морскую медицинскую академию.

 

Когда учился в академии, начитался Арсеньева – знаменитого ученого и писателя, который 30 лет исследовал Дальний Восток, где в первозданном статусе растет женьшень.

 

Это раритетное растение заняло видное место в народной медицине Востока еще четыре тысячи лет назад. Китайские лекари рекомендовали его при многих болезнях, а старикам - как эликсир молодости, якобы способный сообщить их телу «нежность розовой кожи девушки». Много легенд создал китайский народ о женьшене. Его называли: чудо света, удар бессмертия, божественная трава, соль земли, корень жизни.

 

Со второй половины XIX века самым бойким местом поисков женьшеня стал Уссурийский край, куда даже в первые годы Советской власти проникали китайцы.

Курсант Н.Фруентов (нажмите, чтобы увеличить)
Курсант Н.Фруентов

 

Так вот, курсант академии Николай Фруентов раздобыл настойку женьшеня и начал проводить опыты в студенческом кружке. В 1950 году, когда Фруентов закончил академию, на распределительной комиссии сказали: мол, его, как активного кружковца, направляют поближе к Ленинграду — на Северный флот.

 

- Зная, что на Кольском полуострове женьшень не растет, я попросил, чтобы меня отправили на Тихоокеанский флот, - вспоминает Фруентов. - Мое желание комиссия восприняла с восторгом — желающих поехать на Дальний Восток было мало.

 

Н.Фруентов во время службы на ТОФ (нажмите, чтобы увеличить)
Н.Фруентов во время службы на ТОФ

- Вначале я служил во Владивостоке в береговой охране, там было множество свободных помещений, - продолжает наш собеседник. – Чтобы начать исследование, я купил на свои деньги 12 кроликов (их потом стало больше уже без покупок, сами плодились) и в свободное от службы время стал проводить опыты: давал кроликам настойку женьшеня, а потом исследовал некоторые показатели, в первую очередь, крови.

 

Молодой естествоиспытатель понимал, что блаженствовать на берегу ему придется недолго, скоро его отправят в море, а виварий туда с собой не потащишь. Поэтому из крови подопытных кроликов он делал препараты, которые можно долго хранить.

 

И действительно, вскоре его перевели на корабль. Отправляясь в море, Николай прихватил с собой старенький «одноглазый» микроскоп, под которым стал исследовать заготовленные на берегу препараты.

 

- Работать с микроскопом во время качки, конечно, не дело - зрение можно подсадить, - отмечает Николай Константинович. - Но тогда я был молодой, и больше всего меня волновало другое: чтобы во время качки не упал и не разбился прибор.

 

Итоги экспериментов Николая оказались несколько иными, чем он предполагал. Считалось, что женьшень стимулирует все реакции организма, но, как доказали исследования Фруентова, ответ организма на инфекцию женьшень не стимулирует, а, наоборот, притупляет.

 

Итак, всего за три года службы на флоте Николай написал кандидатскую диссертацию и уже в 1953 году успешно ее защитил. Столь быстро всё это получилось отнюдь не потому, что Николай так рьяно хотел сделать карьеру ученого. Он просто наслаждался поиском, получая от этого, как сейчас говорят, изрядную дозу адреналина. К слову, фамилия Фруентов означает с древнегреческого «наслаждение».

 

После тех трех флотских лет, которые стали для Фруентова самыми памятными, впереди у него была долгая жизнь успешного ученого. Работал преподавателем на военно-морском факультете при Ленинградском институте эволюционной физиологии АН СССР. В 1965 году защитил докторскую диссертацию. Однако вместе с успехом пришло и разочарование.

 

- Когда я снова оказался на западе нашей страны, дальневосточные лекарственные растения вроде женьшеня уже никого там особенно не волновали, поэтому докторскую диссертацию я делал на всяких сельскохозяйственных ядохимикатах. Исследовал их влияние на вредителей - жучков и прочих гусениц. Ибо во времена Хрущева самым актуальным было развитие сельского хозяйства.

 

Н.Фруентов, работа на кафедре мединститута (нажмите, чтобы увеличить)
Н.Фруентов, работа на кафедре мединститута

Возможно, не случайно Фруентов вновь вернулся на Дальний Восток. С 1963 года и до недавнего времени он работал в Хабаровском медицинском институте (ныне ДВГМУ) в должностях заведующего кафедрой фармакологии, профессора кафедры клинической и экспериментальной фармакологии. Именно здесь он продолжил воплощение своей юношеской мечты. Стал исследовать другие растения, аналогичные по действию женьшеню.

 

«Спасаясь от людей, женьшень наплодил великое множество себе подобных растений-двойников, которых китайцы называют «панцуй». И чем крупнее их размеры, чем больше напоминают формой своего корня фигуру человека, тем ближе они к настоящему женьшеню. А чем ближе панцуй к настоящему женьшеню, тем больше в нем целебной силы...», - такое поверье услышал на Дальнем Востоке Владимир Арсеньев.

 

Знаменитая книга доктора наук Н.Фруентова (нажмите, чтобы увеличить)
Знаменитая книга доктора наук Н.Фруентова

В 1968 году в Хабаровске вышла в свет знаменитая книга Фруентова «Дикорастущие лекарственные растения Дальнего Востока». Она стала едва ли не первым изданием в нашей стране, где были описаны все лекарственные дикоросы Дальнего Востока, хотя редакторы ее и сократили в два раза (было 600 страниц!), а сама рукопись вообще пропала. А спустя четыре года Фруентов подготовил вторую книгу - «Ядовитые растения, медицинская токсикология растений Дальнего Востока».

 

- Потом я перестал писать, - вспоминает Николай Константинович, — у меня возникло разочарование. И вот почему. Думал, книжки пишут ответственные люди, а потому их слова можно воспринимать на полном серьезе. Но я натолкнулся на такую вещь: титулованный автор старательно пишет: мол, это растение успешно применяется в народе при... А далее перечисляются заболевания, которые можно распознать только с применением микроскопа. Получается, у бабки Лукерьи, третий дом от колодца, есть микроскоп? И тогда я стал подозревать коллег, что они фантазируют, что не всё, что написано в книгах, можно принимать на веру.

 

Получается, самые интересные в жизни Николая Фруентова были те три года на флоте, когда он с упоением ученого пытался докопаться до истины: так ли чудодейственен женьшень, как гласят древние легенды? Только год назад Николай Константинович понял, что самый мощный эликсир здоровья и молодости — движение, интересная работа.

 

Еще в прошлом году он вел занятия со студентами, но потом обнаружил, что ему стало трудно ходить. Николай Константинович был вынужден прекратить преподавать, и после этого на него обрушился целый букет болезней. «Я вышел в тираж, как отыгранная карта», - спокойно констатировал нам Фруентов. Но он не прав. Сейчас только и говорят везде об тех самых дальневосточных адаптогенах*, которые с таким наслаждением ученого исследовал Николай Константинович.

 

Николай Фруентов написал более 120 научных статей, 3 монографии, 2 учебных пособия. Подготовил 12 кандидатов медицинских наук. А главное — воспитал не одно поколение врачей и провизоров. Студенты старались никогда не пропускать лекции профессора Фруентова, все его слушали, как завороженные.

 

Ирина Харитонова,

Константин Пронякин.

Фото Сергея Балбашова.

«Хабаровский Экспресс».

------

 

*Адаптогены - лекарственные средства, облегчающие адаптацию (приспособление) организма к различным неблагоприятным воздействиям. Дальневосточные растения-адаптогены: женьшень, лимонник, аралия, заманиха, элеутерококк, родиола (золотой корень).