А. Громов
А. Громов
- Я избран от КПРФ и представляю партийную позицию и интересы людей, которые голосовали за нашу партию. Это достаточно широкий круг избирателей, и, думаю, им будет интересна моя точка зрения.

 

На прошлой неделе был принят краевой бюджет-2009 в окончательной редакции. Двое голосовали против, один воздержался. Я был одним из тех, кто голосовал против, аргументируя свою позицию.

 

Первый и главный аргумент, который я высказывал: финансовый кризис. Накануне выступил губернатор и рассказал, чем это грозит краю: возможны потери в доходной части бюджета от 4 до 6 миллиардов. Бюджетополучатели могут не получить этих денег. То есть уже идет какое-то изучение вопроса, и в правительстве отслеживается и прогнозируется ситуация, каким образом это ударит по краю, обдумываются меры противодействия. Там ситуацию стараются удержать. Мы же приняли бюджет, в котором кризиса нет абсолютно! И шел разговор, что в январе, наверное, будем корректировать. Спрашивается, зачем этот документ? Кого он вооружит? Любой руководитель отрасли или бюджетного учреждения, взяв этот документ, не будет знать, что с ним делать. Получит он эти деньги или не получит...

Мое предложение было: поработать еще месяц и учесть, насколько это возможно, прогноз правительства - там грамотных людей хватает, полагаю, что они внесут свои предложения.

Какие изменения, на мой взгляд, можно было бы внести?

В 90-х годах, когда бюджеты были весьма дефицитными, была такая практика - «защищенные статьи»: то есть мы понимаем, что денег на все не хватит, но вот эти определенные статьи расходов (на социальную сферу), невзирая ни на что, мы финансируем на 100 процентов. Остальное - как получится, в зависимости от доходов бюджета, какие-то из объектов даже могут пойти на консервацию...

Что-то, может быть, придется сокращать: к примеру, в ряде субъектов решено провести сокращение аппарата. Не такие уж большие деньги, но как одна из мер пойдет. Может, кого-то придется и поддержать - завтра рухнет, и ничего не получим. Где-то, может, и малому бизнесу подбросить или увеличить предоставление бюджетных гарантий ведущим предприятиям. Может, что-то опять в краевую собственность взять... То есть нужно очень грамотно подойти. И эти меры надо вносить в фактический бюджет, чтобы главный финансовый документ края был соответствующим ситуации и времени. Бюджетополучатели тогда бы четко понимали, что в новом году будет профинансировано на 100 процентов, что - частично, а что, может быть, будет законсервировано. За декабрь мы могли бы все отработать, чтобы у людей появилась какая-то ясность. Но это не было принято. И получилось, что просто сделали документ ради документа.

 

О мутной воде и непрозрачности бюджета

Далее. Считаю, что этот бюджет не отвечает не только теперешним вызовам времени, но и той политике, которую сейчас начали проводить в стране. Не секрет, что наша партия уже много лет ставит вопрос о принятии антикоррупционного законодательства. В Госдуме мы бились, наверное, лет десять! Сейчас руководство страны, наконец-то, пришло к пониманию, что это - главный тормоз, который мешает в развитии государства, ржавчина, разъедающая все! И был провозглашен курс на борьбу с коррупцией.

Что является для коррупции питательной средой? Непрозрачность процедур, связанных с деньгами. То есть мутная вода, где можно хорошо ловить крупную рыбу. А все бюджетные процессы и бюджет связаны с деньгами. И по-хорошему нужно сделать так, чтобы была максимальная прозрачность, и люди могли понять и увидеть, куда пошли деньги, зачем, сколько и почему. Бюджет должен быть таким: человек посмотрел, и ему все понятно, куда расходуют деньги. Это один из методов, чтобы уйти от коррупции.

Курс провозглашен - казалось бы, надо и нам соответствовать? Ан, нет: наш бюджет стал еще менее прозрачным! Сейчас там даже специалисту очень сложно понять, где, что, какие суммы. Курс один, а реальность у нас совершенно другая.

Я приводил в думе такой пример: Амгуньское лесничество объявляет открытый аукцион на поставку автотранспорта. И какой же транспорт хочется иметь этому лесничеству? А ни много ни мало, как «Ленд Краузер-200» 2008 года - за два с половиной миллиона, 2550000 рублей! И еще два джипа попроще, «всего» по 850 тысяч. А в лесной отрасли у нас кризис, и с тушением пожаров всегда вопрос, денег нет... Зато машины скромному лесничеству в Березовом - на четыре с лишним миллиона рублей! Это называется, у нас «кризис»! В Амгуньском так, а что в других делается? Может быть все, что угодно!

Я спросил: коллеги, вы голосовали за бюджет 2008 года - скажите, зачем лесничеству этот «крузак» 2008 года? Мне сказали: там очень плохие дороги, не комфортно ездить. Но так ведь можно дойти и до вертолетов с самолетами! УАЗик или «буханка» - вот самый подходящий транспорт. Ну, даже подержанный какой-то джип, но не новый же, 2008 года! Их и по Хабаровску-то немного бегает! Я задал вопрос: минфин, что это? Молчок. Вот вам «прозрачность» бюджета! А ведь это немалые деньги! Какое-то лесничество, которое многие не знают даже, где и находится. Но это не вызвало какого-то недоумения. Даже нашлись попытки защитить: а чего они должны на «козликах» трястись?! У нас губернатор один, он все не проконтролирует - наверняка, если бы знал, оторвал бы голову за такое! Да, дали деньги на автотранспорт, и можно купить какой-то вездеход, «пожарку»... А можно вот так.

И нецелевого использования средств здесь фактически нет. И для прокурора вопроса нет: формально закон не нарушен, но по сути-то! В наше время при том, что кризис сейчас ударит по многим, должна быть во всем прозрачность и четкость. Не случайно же Путин сказал: 440 миллиардов рублей в региональных бюджетах использованы неэффективно. Вот и наглядный пример такой «эффективности». Пора ведь уже порядок-то наводить!

В Америке руководителям автогигантов «Форд», «Крайслер» и «Дженерал Моторс», которые обратились в конгресс с просьбой дать деньги для автомобильной промышенности (а прилетели на собственных самолетах!), сказали: «Сначала самолеты продайте!..»

У меня возник вопрос и как у депутата, и как у жителя: ведь это же краевые государственные учреждения, не какая-то частная лавочка. Это - бюджетные деньги! У нас большая часть поступлений - налоговые поступления физических лиц, это основа наших налогов. Так получается, мы платим 13 процентов на новые джипы?!

Понятно, что здесь одна сторона чисто нравственная. Но есть и политическая: руководство страны объявляет курс, а мы ничего делать не собираемся.

 

О школах забыли

Другой пример: недавнее Послание президента. Одним из важных моментов выступления Дмитрия Медведева была поддержка образования, нашей школы. Он даже пообещал объявить Год школы. Из Послания следует, что ветхих школ быть не должно. А что на деле? Прошлой зимой в поселке Тумнин Ванинского района сгорела школа. Сейчас там дети учатся в неприспособленном помещении. Президент сказал: ветхих не будет, а тут вообще никакой школы нет! Район просит 11 миллионов рублей. У нас так сложилось, что если край не берется за школы, значит, фактически их никто в районах не может построить. Плохо или хорошо, но сегодня именно только край строит школы. И вот я вносил две поправки по школам. Сказал: давайте поможем району. Расходная часть бюджета у нас пока больше 48 млрд., и 11 млн. - это не те деньги, из-за которых нужно было бы спорить. «Нет! Пусть они сами там проектируют!» - не дали... Сравните: четыре миллиона на «крузаки» и 11 млн. на школу - сопоставимы ли ценности?

Кроме того, я предлагал выделить деньги на школьные стадионы. Вопрос не в сумме, я написал 50 миллионов, можно было и 40, и 30 - в зависимости от наличия! Важно было обозначить проблему и начать ее решать. Главный аргумент здесь - здоровье детей. Я сказал депутатам: вспомните свое детство - везде были площадки, на которых пацаны гоняли в футбол! У нас спорт был по-настоящему массовым, отсюда и здоровье, и спортивные результаты. Сейчас многого из того, что было, уже не стало.

Я не первый год предлагаю эти стадионы. Вот и снова говорил: давайте хоть что-то начнем. А дело пойдет - программу разработаем, и сдвинется все с мертвой точки. Хотя бы развить те школьные стадионы, которые есть: сейчас новые строить дорого, а тут же уже ядро имеется. Опять же сошлюсь на президента, который сказал, что школа - это не только место, где получают образование, но это и культура, и здоровье, и физическое воспитание. То есть в русле времени! Развитие стадионов денег больших не стоит, но оно даст какой-то толчок в завтрашний день, выстроит направление в русле федеральной политики.

Где сегодня наши спортивные команды мастеров? Далеко не на передовых позициях! У нас никогда не хватит таких денег, как у москвичей или у нефтяников Сибири, чтобы закупать себе всех игроков. Поэтому и будем болтаться глубоко внизу, если не станем воспитывать своих собственных чемпионов! А ведь самые лучшие выходят всегда из массового спорта.

Вот такие аргументы были у меня. Но - бесполезно! Обе мои поправки просто не прошли. На словах-то мы, вроде, «за», а на деле... Мероприятия всякие пишем... Вот принимали на днях мероприятия по Посланию президента - там о школах не прозвучало ни звука! Уже прослеживается позиция, к сожалению.

 

Бюджетная роспись

И еще один момент, с которым я был не согласен: статья 12 в законе - особенности исполнения бюджета - гласит, что министерство финансов может вносить в бюджетную роспись изменения без изменения в самом законе. Что такое бюджетная роспись? На основании принятого думой бюджета минфин расписывает уже более подробно и детально, куда какие суммы идут. То есть это следующий подзаконный документ на основании закона. Исполнительский документ. Губернатор внес предложение, а дума согласилась, что можно без закона, на основании постановлений губернатора и правительства, вносить изменения в бюджетную роспись. То есть закон уже и не нужен: приняли постановление губернатора - и все, приняли постановление правительства - и все. А для отчетности они внесут изменения потом.

Суть бюджетного устройства, организация государственных финансов состоит в том, что исполнительная власть готовит проект бюджета и исполняет его, а законодательная власть его принимает и контролирует. Это в мире уже установилось, система организации государственных финансов апробирована. А у нас же получается, что мы формально что-то утверждаем и формально что-то контролируем, но фактически исполнительная власть может сама сегодня проводить расходы по своим же командам, минуя закон, а изменения в бюджете можно потом утвердить задним числом. И фактически у думы нет полномочий контролировать постановления губернатора и правительства. То есть здесь ни контроля, ни утверждения, по сути! Поэтому, я так понимаю, сейчас исполнительную власть может особо и не волновать, какой мы приняли бюджет. Они, когда нужно, примут постановление, доведут до бюджетополучателей, и все.

К правительству в данном вопросе претензий нет. Были и поправки, и мы добровольно согласились, что фактически мы этим заниматься не будем. Хотя законом нам это предписано. Спрашивается, зачем тогда нужен такой орган? Ведь на него в бюджете на следующий год суммы-то тоже немаленькие выделяются - больше 140 миллионов рублей на думу! И зачем в таком статусе нужен этот орган, если он не выполняет то, что ему положено?

Наша партийная позиция вовсе не рассматривает думу как какой-то орган оппозиции. Разделение ветвей власти - это нормальный процесс, где они, между собой сотрудничая, вырабатывают решение, то есть в спорах рождается истина. За счет совмещения наших разных точек зрения, изучения разных мнений и подходов можно выработать более правильный курс. Сотрудничество исполнительной и законодательной власти всегда дает лучший вариант решения. В данном же случае дума устраняется. И мы принципиально против таких вещей. Тогда зачем она нужна? Зачем людей обманывать? По закону одно, а де-факто у нас другое. Вот наша такая позиция.

 

Подготовила Марина Дерило,

«Тихоокеанская звезда», 04.12.08.