[«Садитесь, Маша!» - «Спасибо, Вова!» - четыре коротких слова, прозвучавших на пресс-конференции президента России Владимира Путина, сделали журналистку из Владивостока Марию Соловьенко бешено популярной. «Обозреватель» связался с собеседницей Путина и попросил ответить на несколько вопросов, которые сегодня представляет вниманию читателей.]

 

[- Не сильно ли изменилась Ваша жизнь после обмена любезностями с Президентом? Не было ли проблем?]

 

Здравствуйте, уважаемые коллеги из «Обозревателя»!

 

1. Жизнь моя после пресс-конференции и «обмена любезностями с Президентом», как вы пишете, 20 декабря 2012 года, не изменилась. Правда, стараюсь не часто появляться в общественных местах.

 

Маша Соловьенко (стоит в центре) с родителями. Гарнизон Черемхово Амурской области. 1957 г.
Маша Соловьенко (стоит в центре) с родителями. Гарнизон Черемхово Амурской области. 1957 г.

Я и раньше не страдала от популярности, особенно в Приморье, - почти 15 лет моя газета «Народное Вече» помогает людям, коллеги часто показывают меня по телевидению вопреки моему желанию, в том числе и по центральному. Я стесняюсь, если меня называют «звездой», а это случается, и нередко, особенно когда просят сфотографироваться на память… Ведь не ради славы я живу, не для этого смущаю Президента. Просто и сама хочу жить по-человечески, без унижения. И близких своих защитить, в первую очередь, от произвола власти. И всем добрым людям помочь. И часто мне это удается.

 

После последней пресс-конференции Президента пишут мне, обращаются за помощью со всей России. Из Подмосковья - пожилой гражданин, потерявший по вине врачей, как он считает, жену, не может добиться вразумительного ответа Генеральной прокуратуры на невнятное решение суда: в заявлении он пишет об одном, судья выносит решение по другому факту. Из СИЗО Хабаровска подследственный сообщает, что его преследуют полицейские, крышующие проституцию, за то, что он защитил девчонку-путану, попавшую в сети сутенеров.

 

Парни из Владивостока ставят вопрос, почему заболевшие раком вынуждены ехать лечиться в Южную Корею, а новейшее оборудование по этой теме доступно в России только чиновникам-пациентам Кремлевской больницы в Москве и Санкт-Петербурге? Женщина из Находки нашего Приморского края пишет о нелегальных казино, которые губят людей, а создали эти игровые спруты отставные работники федеральной службы безопасности.

 

Бывшая работница краевой профсоюзной организации предоставила документы о крупномасштабном воровстве средств в этой как бы общественной организации… Что касается, «не было ли проблем»? Наоборот, силовики и раньше привыкли реагировать на мои публикации, потому что они правдивы, все факты прежде, чем их обнародовать, я десять раз проверю. Ну, а местная власть - я никогда не кормилась с бюджетной руки, хотя выживать изданию очень трудно. Я еще и юридически грамотно веду свои дела - спасибо юристам Галине Антонец, Константину Радчуку, адвокату Майе Топольсковой... А попытки приструнить меня и газету были очень жесткие…

 

[- Как Вы расценили панибратский тон президента и как, на Ваш взгляд, отнесся Путин к Вашему ответу?]

 

2. Я не считаю, что тон Путина в отношении меня был панибратский. Мне кажется, глава государства наоборот хотел продемонстрировать мне свое расположение. Ведь негласное правило на пресс-конференциях Путина такое: задавший Президенту вопрос журналист стоит в течение всего ответа. Меня же Президент уважил, как мне кажется, по двум причинам: как женщине, практически его ровеснице, предложил сесть, а также «задвинул», чтоб больше я не общалась с ним в режиме диалога, который мог бы далеко зайти…

 

К тому же, волею судьбы, мы с Путиным нечаянно знакомы давно, и газету мою он читает, я это точно знаю, и книжки мои про него не очень для него лестные, наверное, тоже прочитал. Последнюю «Не Данко, но в ущанке» - сбрасываю вам, разрешаю процитировать... Ну, захотелось мужчине назвать меня Машей, а мне захотелось назвать его Вовой. И что? Такое бывает… Многое не нравится мне в политике Путина, но на мой вопрос про Сердюкова он отреагировал по-настоящему: слово сдержал, уголовным расследованиям в военном ведомстве перестали мешать, и сегодня экс-министр - без пяти минут подозреваемый. Думаю, и обвинение за злоупотребления ему в ближайшее время предъявят - за обустройство элитной дачи на средства Минобороны по прямому указанию для мужа сестры.

 

Между прочим, когда пять лет назад на пресс-конференции В Кремле я рассказала Путину о возможном разворовывании средств для САММИТа АТЭС во Владивостоке, назвав Президента «Несравненным», чтоб привлечь внимание к проблеме коррупции, «Вова» тоже отнесся к моей просьбе на все сто процентов: через два дня подписал указ о подготовке закона по противодействию коррупции (и закон сегодня принят, хотя десять лет его в Госдуме мурыжили), а в край приехали сорок прокуроров и процесс возбуждения уголовных дел в отношении чиновников-казнокрадов пошел как надо (дело Мещерякова...).

 

[- Мы в Украине знаем путинскую Россию, во-первых, по официальным российским источникам информации, а во-вторых, по заявлениям российской оппозиции и Запада. Ваше мнение: какова на самом деле Россия при Путине, что она из себя представляет? Можно на конкретных примерах, с которыми Вы лично сталкивались.]

 

3. Вопрос, что значит путинская Россия? - философский. В двух словах на него не ответить. Но попробую. Путинская Россия - страдающая Россия, как и во все времена. Слишком большая моя Родина, слишком богатая, в том числе и на таланты, слишком лакомый она кусок и для внутренних паразитов, и для миссионеров других стран, которые облизываются на ее потенциал. И слишком терпелив и толерантен (простодушен, добр) русский народ: как к своей вороватой власти (а где и когда, в какой стране власть нравилась простому народу?), так и ко всяческим «болотным» проходимцам, которые, спекулируя на нуждах обездоленных людей, превратили протестные акции в банальное зарабатывание денег от иностранных радетелей за счастье народное. Это уже было - вспомните Ленина, который готовил революцию, не гнушаясь немецкой финансовой поддержкой.

 

В книге «Не Данко, но в ушанке» у меня есть глава «Путин против Путина». В ней - о непоследовательности Путина. О том, что он стал заложником своих узко-местнических шагов, а причина, мне кажется, в том, что главное для Путина - не сама Россия и благополучие ее граждан, а желание во что бы то ни стало пожизненно сохранить верховную власть за собой. Хотелось бы, тем не менее, любителям опорочить мою страну посоветовать, прежде всего, оборотиться на себя и навести порядок в собственном доме.

 

[- Как Вы себя позиционируете: как лояльного гражданина, как оппозиционного деятеля, как гражданского активиста? Каково Ваше место в российской действительности?]

 

4. Позиционирую я себя как профессионального журналиста, как гражданина с активной жизненной позицией. Отвечаю: я - не оппозиционер, я созидатель, не борюсь с Путиным, а помогаю людям решать их проблемы в рамках законов. Плохи законы или хороши на сегодня в России - но их надо выполнять, так как других нет. Не согласен - добивайся правовыми методами, чтобы их отменить…

 

[- У Вас есть корни в Украине. Поддерживаете ли Вы какие-то связи с родиной Вашего отца? Как Вам видится Украина издалека?]

 

Лейтенант Советской Армии Соловьенко Дмитрий Гордеевич. 1947 г.
Лейтенант Советской Армии Соловьенко Дмитрий Гордеевич. 1947 г.

5. Мой отец, Соловьенко Дмитрий Гордеевич, родился, как сейчас говорят в Украине, 24 марта 1926 года в селе Маньковка Черкасской области в семье лесника. В 14 лет немцы угнали его в Германию, но по пути папе удалось сбежать из вагона, два месяца по шпалам он возвращался на родину, оккупированную фашистами. До 43-го, два года, его прятала бабушка за печкой. А когда деревню освободили советские войска, семнадцатилетний паренек вместе с ними добровольцем ушел на фронт. После победы закончил офицерское училище, кажется, в Ташкенте, и попал служить в Приморье, в город Уссурийск под Владивостоком, где я и родилась, как мои сестра Наташа, братья Александр и Дмитрий. Вместе с отцом наша семья служила по всему Дальнему Востоку - Черемхово Амурской области, Советская Гавань Хабаровского края, гарнизон Дорожный на Чукотке.

 

В 1965 году (мне было 11 лет) папа умер от инфаркта, ему, капитану, было всего тридцать девять… Войну паренек прошел без единой царапины - старые солдаты берегли его как сына, а вот в мирное время познавшее фашистские ужасы сердце не выдержало, рано остановилось...

 

Теперь понятен мой вопрос про армию и оборону Российской Федерации? Разве ж для того наши родители отдавали жизни на той страшной войне, чтоб подобное могло повториться с нами вновь? Ведь в те сороковые Советская Армия, как и сегодня, была преступно не готова отражать удары агрессоров. Не будет Армии - не будет России. Это главный вопрос, в самое сердце. В 2007 году я побывала на родине отца, нашла троюродного брата в Маньковке, двоюродного - в Севастополе, не зря говорят: язык до Киева доведет. Они сохранили фотографии моего отца, которых у меня не было. Живет мой троюродный брат и в Москве. Такие неожиданно близкие! Мечтаю снова побывать в моей родной Украине! Надеюсь, мечты сбудутся. Тем более что и коллеги у меня теперь на славной песенной земле появились - спасибо Путину!

 

Я очарована украинцами - их неистребимым задором, задиристостью, неугомонностью и смелостью, если хотите. А еще - милосердием, любвеобильностью, добротой, песенностью и радушием. И это не смотря на то, что живется им потяжелее, чем нам в России. Вековые традиции - сила! Наверно, в моем характере много от украинского народа, от моего любимого, так рано ушедшего папы, называвшего меня, крошечную, Марусичкой… О грустном: не увидела в Маньковке телепрограмм на русском языке, а сельские детишки даже не знают, что есть в России Владивосток - в школе на географии им про это не рассказывают. Грустно от того, что наши родные славянские народы так разъединены недальновидными политиками, которые делят власть, а о людях не думают. Например, Приморье в позапрошлом веке осваивали в основном украинцы Черниговской губернии - предки по линии моей мамы. Но можно ли разъединить народы, поливавшие своей кровью поля битв Великой Отечественной?

 

[- Намерены ли Вы и дальше добиваться ответа Путина на неудобные вопросы, и не бессмысленно ли это?]

 

6. Неудобные вопросы задавать нужно - хоть Путину, хоть кому другому. Если ты, конечно, настоящий профессионал. Ведь даже по российскому закону «О средствах массовой информации» - это долг журналиста. Возможно, не всегда ты сможешь вопросом что-то изменить, но есть у меня девиз: «За спрос - не ударят в нос», откажут - в лоб не дадут. Поэтому надо учиться так спросить о главном, может, и неудобном для Президента, но удобном для страны,- чтобы и ответили, и меры приняли, и в лоб не дали. Профессионалам, каковым я себя считаю, иногда такое удается. С почтением. И - до встречи, надеюсь!

 

Искренне Ваша,

Мария Соловьенко.

«Народное Вече», №5, 14.02.13

http://www.narodnoeveche.ru/

 

«Мария Соловьенко: за спрос – не ударят в нос»

Obozrevatel.com, 06.02.13

http://m.obozrevatel.com/interview/43681-mariya-solovenko-za-spros-ne-udaryat-v-nos.htm

.