Продолжение. Начало в № 14 (см. ниже).

 

Кто есть кто: социально близкие псевдосиловикам уголовники и  абсолютно не защищенные борцы с коррупцией.

 

А. Астафьев
А. Астафьев

Один знакомый хозяин известной и преуспевающей в Приморье конторы адвокатов, в прошлом прокурорский следователь, услышав от меня о реальном сроке заключения для Астафьева, заявил:

 

- Не знаю, насколько он виноват, но вообще-то, сволочь он еще та!

 

- Что Вы имеете в виду?

 

- Сталкивались мы с ним  по одному делу об акциях  предприятия, пытался он нашего клиента привлечь якобы за махинации с ценными бумагами в ущерб государству. Сумели в суде отстоять предпринимателя.

 

- Астафьев действовал из корыстных побуждений?

 

- Нет, не было такого.

 

- А кто был судьей, оправдавшим вашего подзащитного?

 

Когда адвокат назвал фамилию, я пригорюнилась. Именно за этой дамой в мантии тащится во Владивостоке длинный шлейф пересудов о ее мздоимстве. Однако, не пойман – не взяточник…

 

Впрочем, было бы странным, если бы честные и принципиальные борцы с коррупцией (верю, что такие не перевелись) получали лестные характеристики из уст тех, против кого они ведут расследования. Порой именно криминал, обладающий мощным бюджетом, не жалеет сил, средств и времени, чтобы отомстить своим обидчикам. Иногда на карту ставят бандиты жизнь, свободу оппонента. И зачастую, как в случае с Астафьевым, криминалитету удается одержать верх, особенно если его подручными выступают алчные оборотни в погонах.

 

В этой связи уместно подробнее остановиться на характеристиках тех, кто фабриковал дело на полковника, и на личности самого Астафьева. А также на беспринципной позиции тех силовиков, которые словно ослепли, отдав на растерзание отморозкам боевого офицера-орденоносца с незапятнанной репутацией. Только за то, что он слишком много знает, человек принципиальный, аналитик до мозга костей и наивно поверил, что в стране действительно Президентом объявлены борьба с коррупцией, а министром МВД – поход против оборотней в погонах…

 

13 апреля 2010 года Первомайский суд Владивостока (председательствующий Р.К. Старовойт) вынес определение, которым исковое заявление Сорокина Алексея Марковича к редакции газеты «Народное вече», Соловьенко Марии Дмитриевне, то есть главному редактору и автору этих строк, о защите чести и достоинства оставил без рассмотрения. По одной простой причине: истец, страстно желавший получить с меня за моральный вред от статьи «Как один подлый рапорт кучу уголовщины наворотил» о злодеяниях уголовников против Астафьева всего-то миллион рублей, трижды не являлся в суд. И правильно. Ведь одно дело - руками прикормленных подлецов в погонах оговаривать отправленного в СИЗО Астафьева, другое, -  лжесвидетельствовать в суде при  споре с известной газетой…

---------

 

Напомню, что рассказывали о Сорокине на протяжении последних десяти лет другие приморские газеты, например, «Золотой Рог» от 27 июня 2006 года в публикации:

 

«От барахолки до Интерпола»

 

Владелец ряда рынков Владивостока сокрыл от двух государств $12 миллионов...

 

Несколько лет назад владельцы основного пакета акций ОАО «Сельхозрынок» для получения полного контроля над предприятием выкупали последние 6% акций общества у некоего Пономарева за $75 тыс. Когда продавец акций получил деньги и решил, что сделка совершена, внезапно появились сотрудники милиции и попросили показать содержимое пакета, который он только что получил от владельцев.

 

В пакете вместо $75 тыс. было 75 тыс. руб. С этого момента в делах правоохранительных органов стал фигурировать Алексей Маркович Сорокин, гражданин двух государств, владелец трех владивостокских рынков, по подсчетам специалистов, укрывший от России более $10 млн, от США - около $2 млн.

 

Случай с покупкой акций «Сельхозрынка» в 2001 г. полностью отражает образ жизни и бизнеса Алексея Сорокина. Достаточно проследить дальнейший ход этого события.

 

Просто мошенничество

 

Появление сотрудников милиции в самый ответственный момент оказалось полной неожиданностью для Сорокина и нового директора рынка, который в тот день был с ним. Поэтому они не придумали ничего лучшего, как закрыться в машине, не реагируя на требование милиционеров выйти и разъяснить происшедшее. Вместо них это делали адвокат и сотрудник природоохранной прокуратуры г-н Лялякин, прилетевшие на первый их свист. Лялякин орал на оперов, угрожал им, размахивая недействующим удостоверением сотрудника прокурора-криминалиста. Все это происходило во дворе двух редакций - телевидения и газеты, поэтому на шум, который поднялся после появления милиционеров, сбежались все журналисты, фотографы и телеоператоры.

 

Через час подозреваемые в мошенничестве вышли из джипа. Человеком, сопровождающим Сорокина, оказался генеральный директор рынка на ул. Комарова и приятель убитого два года назад на о. Русском Сергея Трифонова - Валерий, которого в определенных кругах кличут «Сытый». Мужчины подтвердили окружившим репортерам факт сделки купли-продажи акций акционерного общества и почти искренне удивились, когда их спросили о мошенничестве.

 

Все происходящее было снято и зафиксировано. Однако, несмотря на огромное количество свидетелей и документальной съемки, через два месяца в прокуратуре появилась жалоба Сорокина, где он заявил, что один из сотрудников милиции жестоко ударил его в ухо, отчего он оглох и плохо себя чувствовал. По жалобе на несуществующие побои в отношении милиционера возбудили уголовное дело, которое тянулось около четырех лет.

 

Тем временем дело о мошенничестве начало давать сбои: единственный свидетель, который мог однозначно подтвердить намерение Сорокина «кинуть» Пономарева, - Валерий Сытый - практически стал инвалидом. В подъезде своего дома ему в лицо плеснули кислоты со словами «привет от Сорокина». После этого свидетель отказался от всех своих показаний, а потерпевший Пономарев, естественно, - от претензий к Сорокину. Жизнь дороже!

 

Как кинуть банк

 

Случай мошенничества, как показывают факты, не единственный. В середине 90-х бизнесмен Сорокин взял во Владбанке несколько кредитов на несколько сотен тысяч долларов. Заемные деньги он не вернул, а получить еще один кредит очень хотелось. Для этого он взял документы одного их двух рабочих, которые строили его коттедж, Сергея Горева. Тайком оформив на его имя фирму «Листа», Алексей взял на Горева кредит в сумме $2,3 млн.

 

Затем охранник Сорокина обвинил рабочих стройки в краже кирпича. Кстати, это типичный метод работорговцев, когда не хотят выплачивать работникам зарплату и вгоняют их в несуществующие долги. Когда рабочие стали оправдываться от обвинений, их начали избивать. На следующий день Горева увезли и закрыли в контейнере, где он просидел почти до Нового года (дело происходило в декабре 1995 г.). Все это время его избивали, травили собакой, в итоге в конец измученный человек написал записку, что в своей смерти никого не винит. К счастью, его оставили в живых, выбросив из машины возле трассы. Больше идти было некуда, вернулся на стройку, но второго рабочего там не было - исчез, и о его местонахождении до сих пор не известно.

 

Вскоре выгнали на улицу и самого Горева, не ведающего о том, что он уже числился по бумагам не только руководителем компании «Листа», но и долларовым миллионером, на чье имя взял кредит Сорокин. Что удивляться тому, что благодаря таким дебиторам Владбанк в 1998 г. стал банкротом. Если, конечно, это не было заранее спланированной акцией, чтобы заинтересованные люди, имеющие к финансовому учреждению отношение, не сняли с банка-банкрота «сливки».

 

Разыскивается миллионер

 

В последнее время в местных СМИ появились публикации о том, что несчастному инвестору с двойным гражданством Алексею Сорокину не дают вкладывать деньги в российскую экономику. Человек, мол, обустроил Первореченский рынок - доброе дело для Владивостока сделал, а его в международный розыск объявили. Что касается рынка, правда. Реконструкция, а вернее, строительство нового торгового центра на месте рынка - инвестиции акционеров, чтобы получать доходы. Иначе какие с дачников и крестьян платежи?

 

Отметим, что Алексей Маркович и до этого реализовывал благие намерения, например, помогал инвалидам. Согласно бумагам, в конце 90-х он тоннами брал в Америке гуманитарную помощь в виде бесплатных куриных окорочков для владивостокского общества инвалидов. Только потом гуманитарный груз оказывался на рынках нашего города.

 

Что же до розыска, то Сорокина «объявили» еще 1 июня 2004 г., когда он решил укрыться в США от ответственности за контрабанду трех бронированных джипов марки «Ленд Круизер» 2003 г. выпуска. Отметим, что два автомобиля были привезены по заказу конкретных владивостокских бизнесменов, которые опасались за свою жизнь. Сорокин же и оформлял заказ на бронирование в американском штате Юта, в «Международной корпорации по бронированию автомобилей».

 

Согласно справке из этой корпорации, стоимость броневиков около $372,5 тыс., а не $84 тыс., как указал Алексей Маркович в таможенной декларации. В итоге в отношении русского американца возбудили уголовное дело, предъявив обвинение в уклонении от таможенных платежей в сумме около 3,5 млн руб. При этом заказчики бронированных джипов их так и не получили: машины до сих пор числятся арестованным имуществом.

 

По оценкам правоохранительных органов, Сорокин увел «в тень» более $12 млн. А сколько на самом деле?

 

Не зли Америку

 

С тех пор Сорокин боится приезжать в Россию. Его глазами, ушами и руками во Владивостоке стал охранник по прозвищу Макс Дикий. По слухам Дикий не очень-то и хочет, чтобы Сорокин возвращался в Россию. Вдали от хозяина у него больше свободы в распоряжении наличностью, которая капает с бизнеса на владивостокских рынках.

 

Российским правоохранительным органам известно о местонахождении разыскиваемого Сорокина, но у них нет возможности до него добраться, т.к. Сорокин является гражданином Америки, а родина демократии своих граждан, совершивших преступление на территории чужих государств, не выдает.

 

Что касается американских налоговых служб, то им есть за что точить на Сорокина зуб. Он не только въехал в США и получил гражданство, скрыв свою судимость (в 1986 г. ему дали 2 года условно с конфискацией за перепродажу краденого коньяка). Он укрыл от американского государства свои доходы, полученные в России более $2 млн, а, как известно, укрывательство налогов там карается наравне с убийством. Было бы ошибкой полагать, что сокрытие доходов от американского государства сойдет Алексею Марковичу с рук.

 

Просто до сего момента Сорокин еще ни разу не дал повода даже для привода в полицию. Там он ведет себя как добропорядочный законопослушный гражданин, понимая, что Америка - не Россия.

 

И вдруг, уголовное дело по контрабанде в особо крупном размере странным образом в линейном отделе по транспорту приостанавливается, странным образом без суда и следствия Сорокин снимается с международного розыска. Кого и каким образом этот Бендер с двойным гражданством сумел умаслить?  И почему именно беглый обвиняемый становится ценным свидетелем (с приставкой «лже»?) против полковника Астафьева, для осуждения которого спонсорских кондиционеров в рабочих кабинетах  его подразделения было, согласитесь, все-таки, маловато?

 

Очень надеюсь, что следствие в рамках уголовного дела по факту публичной клеветы в адрес прокурора Владивостока Романченко, где замешана братва  сорокинского рынка на Первой речке, не только даст оценку этим фокусам, но и выявит тех оборотней в погонах, которые способствовали укрытию особо тяжкого преступления. И «ценный свидетель» с двойным гражданством, а, возможно, и с поддельными документами, окажется на скамье подсудимых. В том числе и за то, что скрылся от следствия, и за то, что оклеветал Астафьева. Не могу в этой связи не привести мое заявление по теме в адрес начальника УФСБ по Приморскому краю генерал-лейтенанта А.П. Вяткина, датированное 15 января 2009года.

---------

 

Заявление о преступлении

 

При подготовке публикаций об аресте полковника Астафьева мне стало известно, что для показаний против него во Владивосток из США прилетел некто Сорокин Алексей Маркович, который судом объявлен в международный розыск, поскольку скрылся от следствия по уголовному делу о контрабанде, где является подозреваемым. В распоряжении редакции имеются документы на сей счет.

 

Мне также известно, что уголовное дело в отношении Сорокина находится в линейном отделе Внутренних дел Владивостока на транспорте, но в связи с тем, что Сорокин скрывается от следствия, приостановлено.

 

Также мне известно, что Сорокин часто приезжает во Владивосток по документам на другое имя (фальшивым). Это подтвердила в беседе со мной работник МДМ-банка. Она приходила в редакцию по проблемам личного характера, но, оказалось, знает о том, что Сорокин обращался в их банк по вопросам кредитования, и сказала, что прилетает он во Владивосток по документам на другое имя.

 

Возникает вопрос: кто выдал Сорокину такие документы? Почему он беспрепятственно, находясь в розыске, посещает Владивосток, но органы его не задерживают? Кто и для чего укрывает беглого контрабандиста?

 

Могу предположить, что к этому причастны, Александр Петрович, сотрудники Вашего ведомства, использующие в своих целях Сорокина как агента. Только вот в каких целях?

 

Также прошу выяснить личность и местожительство помощника Сорокина ранее судимого Максима Анатольевича Соцкова (водительские права у него на Васильева, прозвище - Дикий), неофициального директора Первореченского рынка. В редакцию обратилась студентка Е., которую Васильев преследовал, оскорблял, избил, организовал за ней слежку, но на ее заявление милиция должным образом не прореагировала. Ее жалобу я направила начальнику УВД Владивостока В.Б. Двуреченскому. После этого преследования и угрозы прекратились, но, как сказал мне В.Б. Двуреченский, установить личность Соцкова-Васильева и найти его местожительство сотрудникам милиции не удалось.

 

В этой связи у меня возникают основания полагать, что и теневой директор рынка Соцков-Васильев имеет несколько документов и является чьим-то агентом.

 

Убедительно прошу в рамках федеральных законов «О СМИ», «О порядке рассмотрения заявлений граждан» провести проверку указанных фактов, принять меры, оградив общество от криминального элемента, работающего под возможным прикрытием ФСБ, и в установленные законом сроки письменно проинформировать редакцию о результатах работы по данному заявлению.

 

А теперь, внимание! Журналист излагает генералу госбезопасности свои соображения о возможном незаконном пересечении Государственной границы объявленным в международный розыск контрабандистом. Просит провести проверку и – либо подтвердить факт преступления, либо опровергнуть предположения. Ответ чекиста повергает журналиста в шок: «Сообщаем, - пишет ВРИО начальника УФСБ по Приморью В.И.Богданов, - Ваше обращение содержит вопросы, решение которых не входит в компетенцию органов Федеральной службы безопасности. В связи с этим в соответствии с частью 3 статьи 8 Федерального закона от 2 мая 2006 г. 359-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», Ваше обращение направлено в ЛУВД на транспорте».

 

Ё-моё! А как же ст. 11.1 «Пограничная деятельность» ФЗ «О федеральной службе безопасности», где сказано буквально следующее: «Направлением пограничной деятельности являются: защита и охрана Государственной границы Российской Федерации в целях недопущения противоправного изменения прохождения Государственной границы Российской Федерации, обеспечения соблюдения физическими и юридическими лицами режима Государственной границы Российской Федерации, пограничного режима и режима в пунктах пропуска через Государственную границу Российской Федерации».

 

К слову, бывший мэр Владивостока Николаев, как говорят, опасаясь новых уголовных преследований и предупрежденный теми же оборотнями в погонах, которые фабриковали дело против Астафьева, не на катере удрал за границу, а, находясь под надзором как осужденный, преспокойно вылетел из России  на рейсовом самолете. Почему его никто не задержал при досмотре?  Это тоже не входило в компетенцию органов безопасности?

 

Интересно и то, что,  находясь в СИЗО, тот же Николаев во время выходных удивительным образом гонял на своей шикарной яхте по Амурскому заливу. И это  «не входит в компетенцию»  службы безопасности, которая, кажется, все же, отвечает за чистоту милицейских рядов, в том числе и сотрудников учреждений системы наказаний? (Есть такой чекист  А. Златкин из отдела «М», тесно сотрудничающий с небезызвестными подполковниками милиции А. Саркисовым и А.  Васильченко, сопровождавшими уголовное дело по В. Николаеву).  

А на  запрос Вяткину относительно возможного нарушителя Государственной границы РФ Сорокина ответа (отписки – не в счет) газета до сей поры так и не получила. Младший лейтенант милиции Владивостокского линейного отдела внутренних дел на водном транспорте О.В.Балуева сообщила редакции,  что вернула она мое заявление обратно в ФСБ, как «необоснованно направленное» чекистами в адрес милицейских. А потом уже сам генерал Вяткин подписал бумагу в мой адрес, уведомив:  переадресовал он мое заявление прокурору Приморского края Ю. Хохлову.  Товарищ Хохлов пока безмолвствует.

 

А, может, все-таки три ведомства встретятся и определятся, полистав законы, кому охранять рубежи нашей Родины от сомнительных деятелей типа Сорокина и его бронированной контрабанды? А то как-то неохота подобных защитников национальных интересов на своей бюджетной дамской шее содержать.

 

Обратно, всякие террористы из-за слабого профессионализма и продажности силовиков в метро проникают и взрывы там учиняют. Особенно когда вместо преследования истинных бандитов наша правоохранительная вертикаль занята «выведением на чистую воду» полковников астафьевых («спасибо» рапорту от Златкина), сопливых двадцатилетних «экстремистов» с плакатами о защите российской Конституции да языкатых журналистов…

 

Мария Соловьенко,  

Продолжение следует.

«Народное вече», № 16

-------------------

 

Архив:

 

Начало

 

«Нашуршав» срок полковнику Астафьеву, те же уголовники взялись за прокурора Романченко

 

Вместо пролога. «Слух первый. В Приморье существует группа бывших и действующих сотрудников различных силовых ведомств, которая занимается рейдерскими захватами предприятий. В отношении тех, кто мешает группе, проводятся различные акции, вплоть до силовых. Группа использует свой огромный административный ресурс для заведения заказных уголовных дел, замены неугодных чиновников.

 

В группу входят: бывший генерал ФСБ Тяжлов, бывший сотрудник ФСБ Сотник, действующие сотрудники ФСБ Мариза и Златкин, сотрудники прокуратуры Кравченко и Гриме, сотрудники ГУВД по ДВФО Саркисов и Васильченко (родственник Златкина. - Ред. «Народного вече»), а также бывший вице-губернатор Сопчук, которого члены группы пытались усадить в кресло губернатора Приморья, предприниматели с уголовным прошлым Тихонов и Сорокин.

 

Группа организовала уголовное преследование милиционера Астафьева, который пытался завести уголовные дела в отношении Сорокина и Тихонова, организовала травлю журналиста Марии Соловьенко, профессора ДВГУ Номоконова (путем распространения оскорбительных и клеветнических сведений в интернете от Скорпиона, Рассомахи, Ночного паука и пр. пользователей. - Ред. «Народного вече»).

-----------

 

Ветка «Бабушка рассказывала…слухи и сплетни», форум vlcrime.net

 

Уважаемая М.Д.! Умоляю, не упоминайте мое имя в ваших публикациях, по крайней мере, до моего освобождения! Сейчас я поставлен в такие условия, что остается хоть какой-то шанс быть за пределами этого АДА. Последнее обозначает состояние моей души: очень тяжело постоянно находиться в таком напряжении, быть в каменном мешке и полной изоляции от мира, близких, ощущать себя несвободным. Это состояние трудно объяснить и передать, оно воспринимается каждым индивидуально. Но таких людей, кому тюрьма – мать родна, поверьте, очень мало.

 

Меня беспокоит здоровье: я очень хочу жить. Необходимости быть героем, даже маленьким, у меня нет, - можно плохо кончить. Хазбулатов, Руцкой, Лимонов, Бахшецян – они много пережили и прошли, но это их путь. Мне ничего подобного не нужно. Тех испытаний и мук, которые пришлось пережить, - мне достаточно.

 

Благодарю Вас за те статьи, которые были в «Вече», скорее всего, они помогли спастись мне от гибели. Но сейчас публикации могут только повредить. То, что мне пришлось увидеть здесь и узнать, - материал для отдельной книги, которую можно писать, находясь за пределами СНГ.

 

Режиссеры, о которых вы знаете, руками своих солдат могут сейчас делать все. Пожалуйста, не спорьте! Гражданского общества, свободной прессы, кроме Вас, (в единственном, пожалуй, числе), у нас нет. Защитить меня некому.

 

Реакция на Ваши публикации – агрессия в отношении меня.

 

Судебной системы, к сожалению, нет так же. Только сказки по всем программам телепередач. Судебная власть в полной зависимости от исполнительной. Если привести Вам примеры «закатывания» неугодных, то достаточно упомянуть бывшего владельца «Востокимпорта» Смосюка, которого ограбил и посадил за «мошенничество» в отношении самого себя Тихонов. Смосюк отсидел срок и снова сел. ЗА ПРИГОТОВЛЕНИЕ К УБИЙСТВУ ТИХОНОВА. Последний пытался «убить» этого старика трижды тем, что оставил без средств к существованию.

 

Для фабрикации дела оказалось достаточно показаний двух свидетелей: 1. Зэка, который был в одной камере со Смосюком и заявил, что Смосюк «заказывал» убить Тихонова, а после таких показаний получившего свободу – УДО. 2. Опера, сообщившего, что с заказом на убийство к нему обратился Смосюк.

 

Раньше в подобных ситуациях требовались доказательства (аудио, видеосъемка, изъятие оружия, денег). Сейчас – только слова. Чтобы посадить человека, сейчас не требуется особого труда. Похоже на 37-ой год..

 

Пожалуйста, не осуждайте меня за малодушие. Но Ваша публикация обо мне сейчас действительно опасна. И для них, конечно же. Но для них – как с гуся вода, отпишутся. А вся злость и карательные санкции по мне пройдутся. Все это как сон страшный, если бы не было реальностью.

 

Криминал, убийцы сейчас у власти, люди в погонах ничем от них не отличаются, помогают им. А кто нет, - того, как Лайшу, меня, Цыганка. Даже лояльных к ним, не говоря о любой оппозиции.…

 

Благодарю Вас за все, что вы сделали для меня. И простите, если что не так. А.Д.».

 

Из письма А.Д. Астафьева Главному редактору «народного вече» Марии Соловьенко. СИЗО Владивостока, за месяц до вынесения приговора.

----------

 

Высокопоставленный сотрудник УВД Приморья осужден на 4 года колонии

 

Офицер милиции ударил одного из граждан за неподчинение и ввел в заблуждение другого.

 

В Приморье вынесен обвинительный приговор в отношении зам. начальника отдела по борьбе с организованными преступными формированиями краевого УБОП Александра Астафьева. Крупный милицейский чин понес уголовное наказание за превышение должностных полномочий. Об этом РИА PrimaMedia сообщила старший помощник руководителя следственного управления СКП РФ по Приморскому краю Аврора Римская.

 

Следствием и судом было установлено, что в 2001 году Астафьев применил физическое насилие в отношении гражданина, который отказался выполнять его требования - нанес ему удар по голове.

 

Кроме того, в декабре 2008 года Астафьев, возглавляя Центр по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите УВД по Приморскому краю, ввел в заблуждение и приобрел за счет потерпевшего, в отношении которого следователем Следственного комитета были предприняты меры государственной защиты, мебель, компьютер и кондиционеры на общую сумму свыше 90 тысяч рублей.

 

Собранные следственными органами Следственного комитета по Приморскому краю доказательства признаны судом достаточными для вынесения приговора в отношении Александра Астафьева, который признан виновным в совершении преступлений по статье УК РФ «Превышение должностных полномочий».

 

Приговором суда Астафьев признан виновным и ему назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии общего режима и лишением права занимать государственные должности сроком на 3 года.

 

19 марта 2010 г. был вынесен приговор полковнику Александру Астафьеву, бывшему начальнику Центра государственной защиты при УВД по Приморскому краю. Он обвинялся в совершении сразу двух преступлений – злоупотреблении должностными полномочиями (ст. 285 ч.1 УК РФ) и превышении власти при отягчающих обстоятельствах (ст. 286 ч.3 УК РФ). Первореченский суд согласился с государственным обвинением и назначил наказание в виде 4 лет лишения свободы, причем, не условного, как это бывает в подавляющем большинстве подобных случаев, а вполне реального.

 

Почему-то мне кажется, что об этом деле не будут особо распространяться наши славные правоохранители, хотя куда надо отрапортуют о «справедливом возмездии» в отношении очередного «оборотня в погонах».

 

Да и ход следствия был прикрыт от глаз общественности страшной «следственной тайной». Сам полковник, из-за опасений физической расправы, по своим каналам передал Главному редактору «Народного вече» просьбу к журналистам не писать об его деле до суда. Более того, он даже - совершенно неожиданно для всех, кто его хорошо знал - дал накануне суда согласие на рассмотрение его дела в так называемом особом порядке, без подробного судебного разбирательства. Но я убежден в необходимости привлечь общее внимание к этому, как я считаю, знаковому делу. И не только потому, что Астафьева, похоже, в очередной раз обманули те, кто, как я слышал, уговаривали его согласиться с обвинением в обмен на свободу, пусть и в виде условного осуждения.

 

Вообще, в нашей политике борьбы с преступностью обнаруживается опаснейшая тенденция все большего игнорирования личности, ее социальных и правовых заслуг или, наоборот, степени общественной опасности при решении многих вопросов. Увы, множатся случаи, когда лидеры ОПГ и «авторитетные» бизнесмены отделываются условными сроками или даже оправданиями за тяжкие преступления, а заслуженные приличные люди, обвиненные в «странных преступлениях», отправляются за решетку, на освободившиеся места, проходить тюремную школу.

 

Вторым общим моментом является явная несоразмерность между степенью «общественной опасности» подсудимых и суровыми приговорами, больше похожими на расправу.

 

Третьим, и, может быть, ключевым моментом является инициирование названных уголовных дел сотрудниками ФСБ. Возможно, именно здесь и зарыта собака: тень могущественной структуры сильно влияла на принятие многих процессуальных и особенно непроцессуальных решений.

 

В. Номоконов, профессор ДВГУ

-------

 

Доведенный следователями до отчаяния, боевой офицер оговорил себя

 

Так бывает: одновременно и в разных местах происходят события, внешне как бы не имеющие ничего общего, но на самом деле нанизанные на один крепко цементирующий их каркас.

 

Сначала, 4 марта, когда я находилась на совещании Главных редакторов России в Совете Федерации в Москве и проживала в никому из моих близких и знакомых не ведомой эксклюзивной гостинице, рано утром портье вручил мне увесистый пакет без обратного адреса отправителя. В нем содержались жалоба Генеральному прокурору РФ якобы от приморского общественного движения «Тигр» и копии «компрометирующих» документов в отношении прокурора Владивостока Дмитрия Романченко.

 

Было ясно, что кто-то очень осведомленный о моем местонахождении решил воспользоваться журналистским ресурсом. Правда, господа-товарищи просчитались: во-первых, анонимные источники, да еще и без основательной проверки, никогда и никаким боком не лягут ни в одну мою статью.

 

С другой стороны, я задумалась: кому так насолил Романченко, что даже в Москве меня вычислили? Можно было подумать на происки мэра Пушкарева, которому в последнее время и большей частью справедливо достается от городских прокуроров. сть обиженные на Романченко и его коллег и в среде городских депутатов – судится прокуратура Владивостока по поводу земли под пятизвездочные отели на тридцать шестом причале с ОАО «Наш дом – Приморье», которое возглавляет депутатка Ломакина. Да и ее соратник некто Чемерис не без помощи той же прокуратуры вынужден был недавно отказаться от одного из двух кресел одновременно – и получавшего бюджетную зарплату депутата, и бизнесмена, что было незаконно. Ну, а про Вадика Глазунова и говорить не приходится. Этот, с позволения сказать, народный избранник имеет от прокуратур разных уровней в активе безобразно работающей Управляющей компании «Эгершельд», где он директором, уже аж десять уголовных дел по фактам подделки протоколов собственников жилья, якобы выбравших «Эгершельд» для обслуживания своих домов и жилмассивов…

 

Но когда по возвращении из столицы я узнала, что Владивосток два раза подряд захлестнул вал многочисленных и дорогостоящих баннеров-растяжек, обвиняющих Романченко в тяжких преступлениях коррупционной направленности, я поняла, что одних чиновничьих обид для подобной противоправной вакханалии маловато. Очень уж цинично и самоуверенно действовали «пиарщики» прокурора из столицы саммита АТЭС. У меня возникли ассоциации: по той же методике массированно и агрессивно-нагло формировали общественное мнение, только через интернет, совсем недавно в отношении и еще одного силовика – полковника Астафьева. Какой похожий, бандитский почерк!

 

Пакет с ксерокопиями на Романченко ждал своего часа, когда профессиональная судьба преподнесла мне еще один сюрприз. В медицинский Центр, где бываю я в своем кабинете директора, пришел один из прежних клиентов и «герой» одной из моих публикаций по поводу незаконного уголовного преследования полковника Астафьева – якобы воспользоваться услугами мануального терапевта, но тут же признался: «Пришел на Вас посмотреть».

 

Этот человек называл себя Максимом Васильевым. Но в свое время отбывал срок заключения под фамилией Максим Соцков. Еще, являясь теневым начальником службы безопасности некоего гражданина США Сорокина, которого называют фактическим хозяином Первореченского рынка Владивостока, его ныне сорокалетний помощник-боксер имел прозвище Дикий.

 

Слегка покуражившись передо мной, Соцков-Васильев, прибывший после отдыха из какой-то заморской страны, не скрывал своего удовлетворения приговором полковнику Астафьеву. Ведь именно его заокеанский босс Сорокин, проходивший по уголовному делу о контрабанде трех бронированных американских джипов и находившийся еще недавно в международном розыске, «впаял» с помощью заангажированных силовиков Астафьеву частичный срок (год отсидки из четырех лет). Якобы за удар в ухо при милицейском пресечении мошеннической сделки во время передела Первореченского рынка девять лет назад. Как бы запоздалое, но справедливое возмездие,- сиял от довольства, словно медный таз, Максим Дикий.

 

- Но ведь Астафьев не бил Сорокина, - заявила я.

 

- Конечно, - согласился Соцков. – Просто надо было правильно себя вести. Нечего было лезть, когда мы рынок делили, а потом Сорокина за контрабанду преследовать. И не предлагать свои услуги в качестве «крыши»...

 

- Но ведь уголовное дело по контрабанде Сорокина не закрыто, он незаконно снят с розыска, я напишу об этом…

 

- Попробуйте, мы тогда Астафьеву еще лет пять нашуршим…

 

Мария Соловьенко,

«Народное вече», № 14.